Сахалин АРТ http://sakhalinart.com Сахалин АРТ Сб, 24 Июнь 2017 15:45:03 GMT Сб, 24 Июнь 2017 15:45:03 GMT Sakhalin Art <![CDATA[Маленький Париж и Сумасшедший дом]]> http://sakhalinart.com/blog/post/dzhedtravel-I http://sakhalinart.com/blog/post/dzhedtravel-I Пн, 20 Июль 2015 00:00:00 GMT Мы продолжаем публикацию творческих репортажей и предлагаем вашему вниманию интересный материал сахалинской путешественницы Джейны Лиеде. 

_________________

Привет! Меня зовут Джейна. Необычность имени легко объясняется родительским выбором: «Как Джейн Эйр», – решил отец, полюбивший образ героини; мама спорить не стала, видимо, имя понравилось. Отец (наполовину латыш, наполовину немец) и мама (дочь коренных жителей Северной и Южной Корей) волею судеб встретились на Сахалине. Наверное, поэтому мне было предрешено искать свою вторую, а, может, и третью, пятую родину. Более десяти лет назад родители отправили меня вслед за старшей сестрой в Санкт-Петербург – поступать в университет. Через несколько лет начался офисно-рабочий период, карьерная гонка и финансовые победы. А еще через пару лет я повстречала молодого человека – Эдуарда, который так же, как и я, когда-то приехал в Питер учиться. Эд – камчадал, житель прекраснейшего края вулканов. Конечно же, настал такой момент, когда в Петербурге нам стало невероятно тесно и темно.

Летом 2013 года мы спланировали свой отъезд. Точнее сказать, конкретного плана не было – для начала просто зимовка в одной из теплых стран. Но аппетит рос во время путешествия, и всего с двумя рюкзаками за спинами, без обратного билета и за один год мы посетили одиннадцать стран. Не теряя времени даром, создали блог dzhedtravel.blogspot.ru и группу vk.com/dzhedtravel, отправили больше десяти таких же самостоятельных путешественников в путь за солнцем и дали более 50 онлайн-консультаций. В блоге уже написано немало полезных и интересных историй о Мексике, Эквадоре, Латвии, Гонконге, Таиланде, Камбодже, Вьетнаме, Филиппинах и других странах.

Снимок сделан на берегу озера Тунайча, Сахалин

Здесь мы хотим рассказать вам о небольшом вьетнамском городке Далате, а именно – о наиболее запомнившихся нам творческих далатцах.

По количеству неофициальных названий Далат переплюнул даже Хошимин. Само название города возникло, скорее всего, из языка местной этнической группы «лат». Один из возможных переводов – «Река племени Лат». Город еще называют Маленьким Парижем в память о том, что Далат был построен французами для спасения от знойного Сайгона, и в подтверждение этого гордого названия в центральной части города возведена небольшая, но точная копия парижской Эйфелевой башни.

Здесь круглый год тепло: утром прохладно, днем на солнце жарко, по вечерам даже холодно, по всему городу цветут цветы, а также деревья, поэтому Далат заслуженно носит еще одно имя – Город вечной весны (в гардеробе каждого горожанина есть все от шлепок до меховых шапок). По этой же причине еще одно неофициальное название Далата звучит как «Швейцарские Альпы во Вьетнаме».

В один из первых дней мы отправились воочию познакомиться с Сумасшедшим домом. Нет-нет, вы не о том подумали. Это гостиница, просто очень-очень интересная и своеобразная.     

Спроектировала этот чудо-дом не менее интересная дама по имени Данг Ханг Нга, окончившая когда-то Московский архитектурный. Мы вычитали, что государство долгое время не давало согласия на строительство этого гостевого дома, ибо уж очень вычурным он казался для социалистического Вьетнама. На деле же Crazy House напоминает огромное дерево со сказочными проемами, загадочными лабиринтами, лестницами и уютными отельными номерами.

 


Ngôi nhà quái dị (гостевой дом Crazy House). Вход 30 000 VND (вьетнамских донгов; примерно 1,5 USD), парковка 3000 VND (0,15 USD). Время работы 8:30–19:00.

Комнат здесь немного, не более 15, но здание расширяется, добавляют пристройки в точно таком же стиле, видимо, спрос растет (несмотря на цены – 30–60 USD за ночь). Каждая комнатка посвящена тому или иному животному: медведю, тигру, орлу. Туристам спокойно можно взглянуть на интерьер свободных номеров и побродить по всевозможным узеньким подъемам и спускам.

 

О самой Ханг Нга в русском интернете на сайтах путешественников с многократным перепостом можно найти следующие сведения: 
«Ханг Нга – не только автор проекта сооружения. Она ещё и живёт там. Чем, в сущности, можно и гордиться. Создатель галереи госпожа Данг Вьет Нга (или просто Ханг Нга) родилась в Ханое. Прожила в Москве 14 лет, где защитила кандидатскую по архитектуре. С ней интересно поговорить, она носит платья точно по моде хиппи 1960-х годов, сердито ругается, и вокруг нее присутствует что-то таинственное. Ханг Нга спроектировала множество других зданий, которые украшают ландшафт вокруг Далата, включая Детский дворец культуры и Католическую церковь в Льенкхуонг. Народный комитет Далата не всегда ценил такие творческие проекты. Прежний архитектурный шедевр Далата «Дом со 100 крышами» был разрушен как «пожароопасный», так как Народный комитет посчитал, что он выглядит «антисоциалистическим». Однако мало вероятности, что Ханг Нга будет иметь какие-либо неприятности с властями – ее отец Чыонг Тинь был преемником Хо Ши Мина. Он являлся вторым президентом Вьетнама с 1981 года до своей смерти в 1988 году»

 

Еще одно из самых ярких событий нашего путешествия – знакомство с местными певцами. О нем читайте в следующем репортаже.

 

Джейна Лиеде,
dzhedtravel.blogspot.ru

vk.com/dzhedtravel

 

]]>
<![CDATA[Зеленые стены]]> http://sakhalinart.com/blog/post/zelenyie-stenyi http://sakhalinart.com/blog/post/zelenyie-stenyi Ср, 08 Июль 2015 00:00:00 GMT Недавно к нам на сайт постучался Сергей Прилепко, который занимается озеленением интерьеров, а именно созданием фитостен на Сахалине. Фитостена – это декоративная вертикальная панель, усаженная зеленью. В планах Сергея – развить экотему на Сахалине и, может быть, даже построить из природных материалов фито- или экодом, в котором были бы и вешалки из веток, и мебель из дерева, и фитованна из камня, и фитостены.

Сергей пишет, что в его представлении фитостены – это сочетание творчества и бизнеса в живой, экологической тематике. Он не производит фитостены сам, а работает по договору франчайзинга, поэтому мы публикуем его интервью не в разделе творческих авторов Сахалина, а здесь, в нашем блоге. Возможно, фитостены вам понравятся, и рассказ Сергея вдохновит вас заняться озеленением интерьера – самостоятельно или с помощью мастера.


– Какие растения вы привозите и как за ними ухаживать?
Исключительно голландские растения с обязательным санитарным фитоконтролем (это важно). Почему голландские? Потому что есть из чего выбирать. Времени на уход за растениями много не требуется. «Поливать» их надо не чаще раза в неделю. Это дело трех минут. Под «поливать» я подразумеваю наполнение бака водой, а остальное уже задача системы автополива этой конструкции. Один раз в три недели нужно добавлять питательные вещества – еще три минуты. Итого четыре минуты в неделю. Неплохо, я думаю. Особенно если речь идет, например, о тысяче растений – 25 квадратных метров фитостены. Это вполне обычный заказ. Недавно в Астрахани коллега установил в ресторане стену площадью 50 квадратных метров.
Конечно, у нас есть постобслуживание. Мы полностью берем на себя поддержание жизнеспособности стены, включая замену растений. Это недорого, но очень полезно, потому что растения живые. Если что-то пойдет не так, флорист с 10-летним опытом озеленения всегда приедет и поможет оживить стену.


– Как такие стены устроены?
Растения растут в керамзите и мхе. Керамзит – дренаж, а мох держит влагу и защищает от бактерий. В такой почве растения чувствуют себя прекрасно. А конструкция очень простая. Крепится к стене двумя шурупами (зависит от материала стены) и так же легко снимается. Мы производим модульные фитостены, так что конструкция цельная, легкая. Сверху вниз поступает вода. Растения живут в отсеках. Есть таймер автополива, который можно настраивать. В принципе все.

– Какие растения лучше всего приживаются на Сахалине?
Традесканции, аглаонемы, маранта – приятные растения, и приживаемость 90 процентов.

– Чувствуете ли вы востребованность фитостен?
Да, потому что в серых джунглях города тяга к природе всегда будет, пока жив человек. А стремление к красоте и удобству – желательно без лишних усилий – присущи обществу. А значит, и востребованность есть. Да и чем, в принципе, Сахалин отличается от той же Кореи, где фитостены даже в помещениях для курения занимают по 30 квадратных метров? Это ведь природа в комнате, причем без потери площади. Удобно и приятно. Сейчас это экомодно!



– Очень интересно, как к вам пришла идея построить фитодом? Хотели бы вы найти единомышленников? Должен ли это быть дом-музей, дом отдыха или дом, в котором вы живете?
Я думаю, это круто – построить что-то особенное! Говорят же, что дом построить должен каждый мужчина. Представляется такой экодекор – вешалки из веток, стулья из пней, стены из чего-нибудь природного (пока не выбрал). Я думаю, что и сам смогу его построить, но вместе было бы веселее. Я всегда рад единомышленникам и обращаюсь к вам, читатели: если вам по душе то, что я делаю, – присоединяйтесь! Бизнес бизнесом, но главное – люди и хорошее настроение, я считаю.
Это не в коем случае не должен быть дом-музей (музеи – что-то действительно восхитительное, редкое). Это будет шикарный особняк для жизни. С современными технологиями и природным уютом. Я даже думаю совместить экодом и умный дом. Пока это просто идея, но нельзя ее отвергать только потому, что она на первый взгляд противоречива. Буду стараться! 

С Сергеем можно связаться по телефону +7 900 429 7946 или по электронной почте yuzhno-sakh@fitostenki.ru

 

]]>
<![CDATA[Сборник поэзии «Сахалинское утро», 1959 г.]]> http://sakhalinart.com/blog/post/sbornik-pojezii-sahalinskoe-utro http://sakhalinart.com/blog/post/sbornik-pojezii-sahalinskoe-utro Пн, 05 Янв 2015 00:00:00 GMT Представляем вашему вниманию альманах поэзии «Сахалинское утро», изданный в 1959 году.

Такое путешествие в прошлое нам подарила Раиса Чабан, перепечатав часть сборника и прислав ее в редакцию «Сахалин АРТ». Раиса долгое время жила в Лесогорске (Углегорский район), во время выхода сборника в 1959 году заканчивала последний класс в школе №1 в г. Шахтерске. В сборнике есть и ее стихи – под девичьей фамилией Быковская. В настоящее время она живет в Бердянске (Украина), возглавляет Центральное литературное объединение «Бердянск литературный», собрала материал для двухтомника «Паруса вдохновения», включающего литературное наследие Бердянщины за XIX, XX, XXI веков. Раиса Чабан – автор сборников стихов «Я люблю – прости мою вину», «Слепой надеждою живу».

Для многих из нас Сахалин – это место, где мы родились и прожили всю свою жизнь, а в конце 1950-х годов практически все население острова составляли люди, приехавшие из самых разных уголков Союза.

И сейчас, спустя 55 лет, поэты того времени рассказывают нам, каким видели Сахалин переселенцы, что их удивляло, трогало, вдохновляло. Стихи о сопках, тайге, туманах, путине, о знакомой нам островной отдаленности и, конечно же, о труде и партии. Вполне вероятно, что это – взгляд сквозь призму советской печатной цензуры и что стихи отражают лишь некоторые грани довольно суровой жизни на Дальнем Востоке. И все-таки главное в них – дыхание прошлой эпохи, искренняя любовь к Сахалину, его людям и удивительной островной природе.

Раиса Чабан

1 стр.

Сахалинское утро

Сахалинское книжное издательство

г. Южно-Сахалинск – 1959

2 стр. 

Коллективный сборник «Сахалинское утро» знакомит читателей с творчеством членов сахалинского областного литобъединения, работающих в жанре поэзии. В нём опубликованы произведения уже известных сахалинских авторов: П. Кобракова, Н. Петроченкова, Л. Токарева, А. Лисинского, И. Белоусова (их стихи печатались в местных газетах) и молодых, только пробующих перо: Р. Быковской, И. Савенко, П. Антакова, Н. Савенко и других. Это – рабочие, служащие, журналисты. Всем им надо ещё много учиться, совершенствовать своё мастерство, но ясно одно: они полны желания горячим поэтическим словом рассказать о сегодняшнем дне «острова сокровищ», о делах и жизни его тружеников.

Издательство просит читателей прислать свои отзывы о первом коллективном сборнике сахалинских поэтов.

 

САХАЛИНСКОЕ УТРО

***

Редактор А.С. Ткаченко. Худож. редактор В.М. Гевлич.

Тех. редактор Л.И. Мемешкина. Корректор И.А. Иценко

ВМ 03202 Сдано в набор 25/ХI – 58 г.

Подписано к печати 30/XI – 58 г. 

Формат бумаги 60x84 1/16. Объём 4,5 п.л.

2,6 уч.-изд. л., 2,25 б.л.

Тираж 2000. Заказ 5737. Цена 2 руб. 30 коп.

Сахалинское книжное издательство

-------------------------------------------------------------------

Тип. «Бланкоиздательство», г. Южно-Сахалинск,

ул. Адмирала Макарова, 114

 

(3 стр.)

 

Петр Кобраков

 

ПАРТИЯ

 

Всегда держа на партию равненье, 

Заботою её окружены.

Мы – солнечного века поколенье – 

Идём вперёд дорогами весны.

 

Цветёт земля, 

И нет просторов краше.

Нам все богатства Родины даны.

И потому

Сердца простые наши

Животворящей радости полны!

И потому

Под нашим небом чистым,

Где только зори ясные горят,

Мы поимённо помним коммунистов – 

Героев самых первых баррикад.

Нам не забыть

Их смертный бой с врагами,

Они в атаку поднимались в рост.

И вот горят крылатые над нами

Лучи кремлёвских негасимых звёзд.

И песни, песни льются над землёю.

Им, словно звёздам в небе, нет числа…

Такую жизнь, товарищ,

Нам с тобою

Родная наша партия дала.

 

4 стр. 

 

У ОКЕАНА

 

В дали синеют сопки-великаны,

Бежит волна по отмели шурша.

Вот-вот рассвет

Сквозь белизну тумана

Огнём лучей пальнёт по камышам.

 

С волненьем жду.

Впервые я увижу,

Как над водой,

С улыбкой свежих сил,

Тряхнув своею головою рыжей,

Взойдёт спокойно солнце у Курил.

 

Уже в долине

Птиц раздалось пенье,

И, взяв свой курс обычный,

На восток,

Спешит на боевое охраненье

Знакомый пограничный катерок.

 

***

Вот он –

Ярким солнцем озарённый

От подножья сопок

До вершин…

С добрым утром,

Остров обновлённый,

Близкий сердцу

Остров Сахалин!

 

Катит ветер

Волны голубые

По твоим прибрежным валунам…

Сколько лет

Вблизи родной России

Ты лежал,

Делённый пополам!

 

5 стр.

 

Но отныне 

Ты навеки с нами.

Призывая к жизни трудовой,

Огненное ленинское знамя

Гордо реет в небе над тобой.

 

 

***

Здесь за нерпой украдкой

Охотятся дикие звери,

Пробираясь к заливу,

Хитро приглушая шаги.

Великаном глядит

Каменистый обрывистый берег

Из-под шапки косматой,

Нависшей над морем тайги.

Белой лентой по скалам

Петляет крутая дорога, 

Я шагаю по ней,

И земля под ногами гудит.

Утром солнце, лучами

Коснувшись штыка часового,

Начинает свой путь,

Поднимаясь спокойно в зенит.

Далеко-далеко

Уплывают рыбачьи кунгасы,

И в прозрачной воде

Видишь взмахи уверенных рук.

Запоют рыбаки

Этим тихим предутренним часом,

Звонким эхом в ответ

Откликаются горы вокруг.

Помолчи, погляди

На бескрайний простор

И подумай,

Всё, что видишь окрест, –

По-хозяйски с умом принимай.

Не разлюбишь вовек 

Необъятный, немного угрюмый,

Но как эхо отзывчивый

Утренней свежести край.

 

6 стр.

 

***

Есть горный склон на Сахалине,

Где между каменных громад

Чернели только пни,

А ныне

Раскинул ветви белый сад.

Лепечут деревца-младенцы,

Легко поднявшись от земли.

Их рыбаки-переселенцы

Сюда с собою привезли.

Дивлюсь на них я непрестанно,

Мне кажется в краю глухом, 

Что эту пену океана

Занёс на сопку дикий шторм.

 

ВО ВЛАДИВОСТОКСКОМ ПОРТУ

 

Слева сопка

Высится у входа,

И корабль – 

Букашка перед ней.

Едут сахалинцы в отпуск

На полгода

Из далёкой стороны своей.

Чайки машут крыльями тугими.

И для них, знать, встреча дорога…

Вспомнились мне

Ставшие родными

Тонущие в море берега.

Вам они знакомы понаслышке,

А вот мне видны из далека:

На болоте – нефтяные вышки,

В синем море – лодка рыбака.

Вам лишь по газетам и журналам

Этот отдалённый край знаком,

 

7 стр.

А вот я бродил по диким скалам,

Слышал вой буранов за окном.

Шли не вы в горах

Под небом хмурым,

Там, где оплошаешь, – быть беде,

Где тайга медведицею бурой

Чутко наклоняется к воде…

Потому и дороги мне лица

Тех друзей, что прибыли сюда,

Знаю, сердца моего частица

В том краю осталась навсегда.

 

СТРОЙ

 

Когда идут бойцы, равняя строй,

Взгляни, как согласованы движенья.

В просторы песнь летит над головой,

Ведя и цементируя равненье.

 

Дойдут такие до любой черты,

За наше счастье вступят в битву смело…

Но вот представь на миг себе,

Что ты

В таком строю шагаешь неумело.

 

А наша жизнь? 

Ведь это тоже строй.

Учусь постичь её, не сплю ночами,

Чтоб путь пройти – короткий иль большой, -

Не путаясь у жизни под ногами.

 

8 стр.

Николай Петроченков

 

ГУДОК В ТАЙГЕ

 

За тридевять земель,

За тридесять хребтов

Мы шли тайгою утром росным.

Цветной зари узорчатый платок

Висел на соснах,

Багульник цвёл,

И мир вокруг сиял,

Невозмутимый, первозданный,

И вдруг внизу рванулся между скал

Гудок нежданный.

Он так легко и вольно голосил,

В горах десятикратно вырастая,

Что разом всё вокруг преобразил

И смолк, растаяв.

Куря летучим дымом в небосвод,

Огнём зари, как золотом облитый,

Встречая день, внизу шумел завод

Размеренно и деловито.

И снова мы идём в траве по грудь

За тридевять речных излучин,

Но был теперь наш долгий путь

Гудком озвучен.

 

9 стр.

 

ГЕОЛОГ

 

Тайга глуха,

Тайга дика.

В туманной дымке тает смутно.

Но найден клад.

Он вот – в руках,

А весит он всего полфунта.

Всего полфунта, двести грамм,

Кусочек радужного блеска…

Но год скитаний по горам,

Но радость с горем пополам – 

Всё в нём, в одном – 

Попробуй взвесь-ка!

Тайга, тайга,

Шумит шурша,

Угрюмо ропщет меж горами;

Но даже в шуме камыша

Сумей услышать, как шуршат

Шаги идущих площадями.

Но в далях, стиснутых тоской, 

Сумей услышать смех людской.

Ручей бежит, ручей звенит,

И жизнь бежит, и даль несётся,

И, может, будет позабыт

Невидный путь землепроходца.

Но будут города расти,

Цвести в тайге огней разливом,

Как вехи на его пути,

Тяжёлом, страдном и – счастливом!

 

РУЧЕЙ

 

В тайге меж берегов замшелых,

Чуть различим в тени ветвей,

Косноязычно и несмело

О чём-то булькает ручей.

Постой! Он сотни синих жилок

В распадках горных соберёт

 

10 стр.

 

И, похваляясь буйной силой,

Меж скал потоком заревёт.

И сопки в стороны раздвинув

Незримой властною рукой,

Отгрохотав в глухой теснине,

Покатит волны по равнине

Уже могучею рекой.

Стань над красавицей лесной,

Окинь седой простор глазами,

Услышь, как пенными валами

Он буйно спорит с тишиной, – 

И ты подумаешь о том,

Что сила наша в даль времён

Течёт великою рекою:

Всё глубже с каждою верстою,

Всё неоглядней с каждым днём.

 

УТРОМ

 

Предрассветный воздух чист и звонок,

Тихо, смутно, зябко и свежо…

Вдруг невнятно, будто бы спросонок,

Зачихал на мельнице движок.

Вздрагивают кони, шеи выгнув,

И жуют лениво удила.

Из травы кузнечиков повыгнав,

Жатка за околицу прошла.

И не возвещён ещё зарёю

День родится в шуме трудовом:

Кто-то звякнул на крыльце косою,

Чиркнул брусом, загремел серпом…

Небо на востоке зацвело – 

Разом обезлюдело село,

И тогда совсем уже некстати, 

Косарям вдогонку, невпопад

Зазвенел будильник в крайней хате,

Дребезжал минуты две подряд.

Но его никто уже не слышал:

В сутках меьше времени, чем дел.

И, видать, пока завод не вышел,

Он, упрямый, всё звенел, звенел…

 

11 стр.

 

ЗЕМЛЯКИ

 

Хоть к морю путь пока и долог – 

Ещё колёсами вагон

Звенит, – 

А будущий посёлок

Спланирован и размещён.

И допоздна, дымя махоркой,

Прикидывают земляки,

Где лучше строить – 

У реки

Или, быть может, на пригорке.

Что друг от друга раньше жили

За сотни вёрст – 

То пустяки.

Как балагурят остряки:

Коль на одном ветру сушили 

Портянки, – значит, земляки.

На необжитой,

Незнакомой,

Хоть и своей давно земле,

Мы с земляками, словно дома:

И труд, и песня веселей.

Дорога дальняя связала

В кружки земляческие их –

Механизаторов с Урала,

Животноводов костромских.

На берег вместе сходят, 

Вскоре

На карте значатся впервой

Колхоз «Азово-Черноморец»,

Посёлки Брянский, Костромской…

Кипучи новосёлов будни, 

В труде быстрей бегут года,

И вот на запад едут люди

Края родные повидать.

Неделю,

Месяц отдыхает 

В отцовском доме отпускник.

И вдруг по морю заскучает, 

Что видеть под окном привык,

 

12 стр.

 

И кажется – на той, обжитой,

Теперь навек родной земле,

Что сам себе ни говори ты,

А отдохнул бы веселей.

В вагоне иль в автомашине,

Случится, вступит в разговор:

Вы, говорите, с Сахалина?

Что ж не сказали до сих пор!

Ну, очень рад! Судите сами…

В глазах привета огоньки.

– Из Невельска?

Мы, значит, с вами…

Да, да, представьте, земляки…

Ну, как там с рыбой,

Как погода,

Как жизнь идёт в родных местах?

Как будто не был там три года,

Соскучился о новостях.

И тем подсказывать не нужно,

Для разговора – 

Напролёт

Весь день проговорят:

Как Южный?

Растёт по-прежнему?

– Растёт!

Пускай один из них с Урала,

Другой с Днепра или Оки,

Их трудовая жизнь связала,

Они отныне – 

Земляки!

 

 ***

Ещё не время по земле

Катиться вдаль багряным листьям.

Но по утрам туманы мглистей,

Роса – заметно тяжелей;

Ещё в сиреневом цвету

Неоголившиеся сопки,

 

13 стр.

 

Но огурцам невмоготу

Уже толстеть на солнцепёке.

И, вытянувшись до плеча,

Тревожно шепчется пшеница;

И людям нынче по ночам

От шума этого не спится.

Ведь всё, чем жили целый год, 

Подсчитывает осень срочно –

Сухой, бесстрастный счетовод,

Но самый честный, самый точный.

 

НА РАССВЕТЕ

 

Туман спускается с вершин,

Течёт в распадки осторожно,

Редеет темь, бледнеет синь

Над деревенькою таёжной.

Над сопкой зябко задрожав,

Звезда последняя погасла.

Задорно хвост лихой держа, 

Крикун-петух вскочил на прясло.

Захлопал радужным крылом

И, запрокинув гребень рдяный,

Хотел запеть…

А над крыльцом

Вдруг репродуктор маршем грянул.

И озадаченный горлан

Уже нисколько неспесиво

Повёл глазами торопливо

И спрыгнул, страхом обуян.

А марш всё ширился и рос –

Казалось, буря бушевала.

Рассвета древний запевала

Стоял внизу, понуря хвост.

И здесь, в тайге, иные дни,

Он был уже не нужен утром…

Так и запомнились они –

Смешной петух и репродуктор.

 

14 стр.

***

Я, глядя в эту тишь и синь, 

Смоленщины ревнитель,

Жду пуха лёгкого осин

И паутины нитей.

Но здесь природы нрав не тот:

Она то зноем полыхнёт,

То расслезится лужей,

То над землёю поведёт

Лиловым носом стужи;

То мирно спит – не разбудить,

То улыбнётся кротко,

То вдруг ветрами загудит,

Взревёт лужёной глоткой.

Но в добрый час в её тиши

И в ясности бездонной

Почувствуешь такую ширь,

Такойт простор свободный,

Что, не ища ненужных сходств, 

Постигнешь, успокоенный:

Везде прекрасное цветёт, 

Хотя везде по-своему…

 

ТАЁЖНОЕ ОЗЕРО

 

Оно открылось перед нами,

Как будто светлое окно,

В густом кустарнике, горами

Со всех сторон окружено.

Заря вставала молодая,

Светились лиственниц стволы,

Преображённый мир без края

Купался в озере и плыл.

Он был уменьшен под водою,

Синел, как будто под стеклом.

Но было что-то в нём такое,

Что вдаль манило и влекло.

 

17 стр.

 

ОТВАГА

 

Есть бухты муссонов,

Плащей и зюйдвесток,

На вахтах бессонных

Там слабым не место.

 

Оттуда в туманы, 

В дыханье торосов

Ведут капитаны

Отважных матросов,

 

Что с волнами споря,

В жестокие качки

Не просят у моря

Случайной подачки,

 

А в гуле моторном

Электротурбины 

В стремленье упорном

Пропашут глубины,

 

И сельдью сверкая, 

Заблещет, забьётся

Победа людская,

Что смелым даётся.

 

И полнятся трюмы

Добычей нелёгкой,

За мысом Угрюмым

На рейде Далёком.

 

Те дни штормовые

И жаркие ночи,

Рассветы скупые

Я видел воочью.

 

Припахших рассолом

Я видел на стуже

Сынов комсомола

В работе и дружбе…

 

18 стр.

 

***

Ты стоишь далеко от Батуми, 

От Курильской гряды далеко,

Город белых ночей и раздумий – 

Колыбель моих первых стихов.

 

Сколько ярких и звонких мотивов,

Дорогих недосказанных тем

Я нашёл у холодных заливов,

На просторах за станцией Кемь!

 

Где на мостиках – строгие лица,

Руки крепко сжимают штурвал,

А у пирсов суда экспедиций

Объявляют разгрузке аврал…

 

Там под музыку Кольских буранов

И напевов полярных ветров

Называл я тебя капитаном

Остальных городов-рыбаков.

 

И теперь ты мне близок, но всё же

Через годы, за далью дорог,

Понял сердцем, что нынче дороже

Стал другой, островной городок.

 

Он, как ты, возле русского моря,

Рыболовных флотилий вожак,

В трудовом и бессменном дозоре

На далёких стоит рубежах.

 

 

***

У лоций моряк темнолицый

Бессонную вахту несёт – 

Седой ветеран экспедиций

Далёких полярных широт.

Он помнит походов немало,

В ледовых напаях суда,

И грохот, и скрежет металла,

И гул двухметрового льда.

 

19 стр.

 

От этого мёртвого гула,

Буранов и вздыбленных льдов,

Случилось, его потянуло

К теплу, в тишину, за Ростов.

Но там, у плетней и каштанов,

У заводей тихих донских

Он думал о дальних туманах,

О новых походах морских;

О том, как смиряя бураны,

Кроша вечно дремлющий лёд,

Советских судов караваны

Проходят до крайних широт.

 

Как с севером не породниться, 

С погодой его штормовой,

Сумевшим с ветрами сдружиться,

С морями связаться судьбой!

 

В ПУТИНУ

 

Плыли облака над Сахалином,

За хребты цепляясь и курясь,

Девушка на пристани путинной

Двое суток не смыкала глаз.

 

И пока пластала палтус липкий,

Нож казался маленьким смычком, 

А она – играющей на скрипке

Вдохновенно, страстно и легко.

 

Лентами шуршали транспортёры,

Откликались, пробасив, суда.

Словно в такт её движеньям вторил

Рокот беспокойного труда.

 

Чешуёй запудренные пряди

Под косынку вправив не спеша,

Девушка почувствовала вряд ли,

Как она казалась хороша.

 

20 стр.

 

***

В тебе, мне кажется, всё кстати –

Веснушек ласковый разброс

И чуть подстриженные пряди

Волнисто-пепельных волос;

 

Ума и преданности сгусток

В чертах упрямого лица,

Задор и грусть крестьянки русской

И верность сердцу до конца;

 

Очей глубоких, сероватых

Неотразимое тепло

И даже строгость резковатых

Правдивых мужественных слов.

 

И для меня ты всех красивей, 

Душой богаче и добрей –

В тебе так много от России

И от славянских матерей.

 

РАЗГЛЯДИ ЭТИ СТРОКИ

 

На косой снегопад негодуя,

На дежурного и стюардесс,

Самолёта попутного жду я

И в него без билета бы влез.

 

Разгляди эти строки без лоска

И почувствуй, как сердце щемит

Под завьюженным небом Свердловска

На последнем этапе к Перми.

 

Я готов расстоянье в полсвета

До окошка

Где ждёшь меня ты,

Пролететь в пассажирской ракете

И тропой пешехода пройти.

 

В дальнем крае, у сопок зубчатых,

У курильских ветров на пути,

Сколько дел трудовых непочатых

Ждут меня и тебя впереди.

 

21 стр.

 

***

Обходя этот маленький город

Рыбаков, капитанов и юнг,

Я забыл, что мне стукнуло сорок,

И опять беспокоен и юн.

 

***

Ты в жизнь мою вошла счастливой

Походкой в буднях трудовых,

Неповторимой и красивой,

Как песня редкая и стих.

 

ОСЕНЬ

 

У глаз твоих морщинок тени,

Пал иней ранней седины.

Зимы предвестник – день осенний

Встречаем с лёгкой грустью мы.

А может, нам не грустно вовсе,

Пока с тобою вместе мы,

Нас не страшит сегодня осень

И вьюги будущей зимы.

 

 

]]>
<![CDATA[Пиратская вечеринка]]> http://sakhalinart.com/blog/post/piratskaja-vecherinka http://sakhalinart.com/blog/post/piratskaja-vecherinka Пн, 16 Июнь 2014 00:00:00 GMT Можно ли превратить коробки из-под чипсов в бочки, банки из-под солений – в мачтовые склянки, а разделочные доски – в парусники? Легко, если однажды к вам подойдет без малого семилетний сын и скажет: «А можно мне на день рождения устроить пиратскую вечеринку?» А как иначе – живем на острове сокровищ! Куда пришвартоваться и кто поведет нашу посудину (для особо взрослых – вопросы аренды помещения и поиска аниматоров), мы решили за час…

Но в наши планы входил еще и Candy bar, который должен был стать изюминкой вечеринки. Хотя нет, не изюминкой – изюм детишки не особо любят – а капкейком, кейкпопсом, макаронсом… В общем, чем-то безобразно вкусным и сладким от моей хорошей подруги Натальи – шоколадных дел мастера, гуру трюфелекатания и кудесницы кремовзбивания. Кому-то повезло с друзьями, да. Нам лишь оставалось придумать оформление для пиратского угощения. В наличии были: два метра ткани, именуемой «двунитка» (шикарного цвета небеленое полотно грубой фактуры), деревянные прищепки, моток бечевки и метр позолоченной цепи из галантерейного. Все это было куплено специально – не дороже чем за пятьсот рублей! Остальное внезапно находилось дома, на кухне, в гараже, мастерилось своими руками – без открытий не обошлось!

А началось все с пригласительных. Мы с сыном решили, что нам, то есть его друзьям, нужны настоящие пиратские карты. Делать их было несложно, благо о том, как состарить бумагу и создать вещь «с историей», расскажет любой хэндмейдер! Распечатанные на бумаге формата А4 карты (дизайн именинник утверждал лично!), мы, смяв в комочки, полчаса вымачивали в крепком чае. Затем, аккуратно разложив листочки (рвалось – не страшно, нам ведь нужна «история»!), подсушивали в духовке при 100 градусах прямо стопочкой. И влага ушла, и края немного подрумянились. 

Пригасительные-карты

Кстати, мы сделали и пару карт большего формата – для украшения стола, а для пущей убедительности опалили их края зажигалкой. Для пригласительных же склеили каждый листик, сложив его вдвое. Обрезали края – неровно, волнами. Вклеили текст пригласительного, изложенный, разумеется, в пиратском духе и подписанный не кем-нибудь, а Грозой Морей! Завернули свиток – кажется, готово...

Но нет, мы решили скрепить свитки печатями из пластилина коричневого цвета, сделав на них оттиск круглой деталькой от игрушечной машинки, вклеив бечевку и покрыв акриловым лаком. Радости приглашенных не было предела – карты вышли как настоящие!

Ну а далее мы мастерили настоящие пиратские бочки. Найдя в Интернете мастер-класс по их изготовлению, я радовалась как ребенок! Потому что никогда бы не догадалась, что начинающему бондарю помогут обычные... прищепки. Принцип простой: разобрав деревянные прищепки на половинки (с этой задачей мои мальчики справились на раз-два-три... хотя что уж там, справились и на раз!), надо приклеить их внешней стороной к таре цилиндрической формы, а бороздки обернуть… конечно же, бечевкой! Но светлые бочки – не для пиратов. И я их покрасила, смешивая красную и черную краски – специально, чтобы цвет был неравномерным и смотрелось натуральнее. Оставалось закрепить результат акриловым лаком. 

Поскольку на нашей вечеринке предполагались «вертикальные» угощения, а бечевки оставалось еще больше чем полмотка, решено было сделать несколько высоких «склянок». В «обмотку» попали банки из-под компота и солений, а также аптекарские бутылочки.

Что же касается угощений «лежачих» – макаронс, птичьего молока, маршмеллоу, – то они требовали иного оформления. Нужно было что-то плоское, невысокое и круглое... Взгляд упал на набор разделочных досок, и в голове тут же появилась идея превратить их… в парусники! Вот и настал звездный час «двунитки» – из нее вышли отличные паруса. А мачтами послужили хаси, которые легко вставлялись в отверстия досочек. Этими корабликами я особенно горжусь, ведь они целиком плод собственной фантазии (должна же она была когда-то проснуться!).

Уже накануне торжества появились наши морские скатерти из «двунитки», проштампованной забавными якорями (штампики когда-то были куплены для декора детской и теперь прошли боевое крещение). Теперь я могу выступать с лекцией на тему «Влияние окружности диаметром 1 метр на укрепление семейных отношений», ведь чертили мы их с мужем в четыре руки, не имея даже дециметровой линейки!

Кстати, вы заметили «сундук со сказками» домовенка Кузи? На вечеринке ему была отведена стилеобразующая роль. А еще мы отыскали в Илюхиных закромах настоящий пиратский компас!

Последним появился на свет этот чудо-коробок, являющий собой крышку от картонного ящичка. Пятнадцать минут, остатки «двунитки», бечевки и вырезанный якорь – готово еще одно оригинальное украшение пиратского стола.

И вот к чему мы «приплыли»! Подложкой под скатерти стала обычная рыболовная сеть, найденная мужем в гараже. Цветные акценты в виде синих с красными якорей и шаров поддержали обычные детские кубики. Ну а сундучок к празднику обогатился монетами – шоколадными! И браво Наташе за вкусности! А еще за очаровательных (кстати, съедобных) пиратов, захвативших наши столы на абордаж. Одному из них от счастья так и вовсе… башню снесло.

Рукотворчество – процесс, всегда приносящий радость. Но творить для своего ребенка – особенное удовольствие! Кстати, «инвентарь» после праздника обрел вторую жизнь: сундучок хранит маникюрные принадлежности, склянки и бочонки украсили интерьер, коробочек обзавелся парусами, а скатерти с помощью приклеенных на стену прищепок переквалифицировались в панно для детских рисунков. 

Уф, букв много, эмоций еще больше, но главное – чтобы была польза и, может быть, появилось вдохновение. Спасибо за внимание – и удачи!

]]>
<![CDATA[Фотосушка № 2]]> http://sakhalinart.com/blog/post/fotosushka-2 http://sakhalinart.com/blog/post/fotosushka-2 Ср, 28 Май 2014 00:00:00 GMT Клуб «Бумеранг» и Центр молодежных инициатив провели в предпоследнюю субботу мая вторую «фотосушку» – В Южно-Сахалинске, напротив музея книги А.П. Чехова.

Фотосушка – это вариант экспресс-выставки, название которой взято из технологий печати черно-белой фотографии – когда отпечатки кладут сначала в проявитель и закрепитель, а затем сушат.

В этот раз участников было около 50, жанры варьировались от пейзажей и натюрмортов до черно-белых и цветных абстракций. Как видите, тематика не ограничена, все определяют личные предпочтения авторов.

Хотя нет, несколько требований все же было: вывешенные фотографии не должны быть бытовыми или носить оскорбительный или рекламный характер, количество не больше 10, формат либо А4, либо А3. В общем, требования не страшные =)

Изначально планировалось провести выставку в прошлое воскресенье, но тогда погода подбросила на остров тайфун, пришлось от затеи отказаться. И в эту субботу моросил плотный дождь, но организаторов это не испугало, и вместо того чтобы поддаться на ее вредное поведение, они быстро, буквально за две минуты, развернули палатку, захватили горячего чая, натянули веревки, раздали всем бельевые прищепки и файлы (дабы уберечь фотографии от намокания), и вуаля – выставка готова! Так что название «экспресс» в этот раз было особенно кстати. Такой скорости организации и установки всего необходимого я прежде, честное слово, не встречала.

Проходили люди, пробегали выпускники, проезжали велосипедисты – пили чай, заглядывали внутрь, расспрашивали. Иногда в палатке было не протолкнуться от количества зрителей, а иногда так просторно, что хоть хороводы води.

В этот раз организаторы ввели новшество – зрителям раздали по 10 «лайков», чтобы приклеивать на понравившиеся фотографии. Наибольшее количество «лайков» набрала фотография Марины Фоминой. 

«Лайки» выглядели так

В дождливой погоде была своя ирония, ведь фотосушка подразумевает сушку фотографий, а взамен мы получили их промывку. Но никого это не расстроило, в этом даже была своя, исключительно сахалинская, изюминка.

Вот она, автор фотографии, набравшей больше всего «лайков»

Собрали все так же быстро, как и установили – в считанные минуты. И в 15 с копейками часов на площади около музея было так пусто и чисто, как будто и вовсе ничего не было.

]]>
<![CDATA[«Средний пол», Джеффри Евгинидис]]> http://sakhalinart.com/blog/post/srednii-pol-dzheffri-evginidis http://sakhalinart.com/blog/post/srednii-pol-dzheffri-evginidis Пн, 21 Апр 2014 00:00:00 GMT

Начну с простой стороны. Говорила об этом неоднократно, потому как тема занимательная. То, как исторические события кардинально влияют на жизнь отдельно взятого человека, семьи. Кардинально, да. Здесь под угрозой истребления брат и сестра (греки), которые убегают во время войны турков с греками из маленькой деревни в... Америку. Там живет ранее эмигрировавшая их кузина.

(Замечу, что очень интересны быт и нравы этой самой деревни. Это еще одна из сторон. Важная, но короткая.)

Обстоятельства сложились так, что вышеназванные брат и сестра поженились на борту корабля, пересекая океан, и на американскую землю ступили законными мужем и женой.

Последовательно вытекает вопрос ассимиляции эмигрантов на новом месте. С учетом места и времени, конечно. (Начинается все в 1922 году в Детройте.)

Следующая сторона – самая важная в романе, по моему мнению, – самоидентификация пола человека. Ханжи могут отойти в сторонку и пропустить абзац.

Нет проблем, когда человек родился мальчиком или девочкой с четкими внешними и внутренними половыми признаками. Что делать, если природа дала сбой? Причины были, помимо инцеста. Гораздо раньше. И крылись в той самой греческой деревне. 

Обычному человеку нереально понять и особенно прочувствовать, каково это – родиться девочкой (почти обычной), быть воспитанной(ым) как девочка, а в четырнадцать лет по чистой случайности попасть в больницу и в корне измениться.

Очередная сторона – специфическая и медицинская. Опять же идентификация пола, но уже с точки зрения науки. Физиология, психология. Цифры и факты, слова и поступки.

Далее, когда трудно, но вопрос с полом решился, надо с этим жить. Учиться жить. Адаптироваться к другому полу. Не считать себя чудовищем и уродом.

Если честно, то я очень надеялась, что именно в этой истории не всплывет вопрос торговли своим необычным телом. Предполагала, что благополучие семьи главного героя будет страховкой. Ан нет. И это очень острый вопрос.

Последняя сторона – жизнь взрослого мужчины, профессиональный рост и взаимоотношения с противоположным полом. Разумеется, с учетом прошлого.

Да, персонаж, от имени которого ведется повествование, – внучка (внук) тех самых брата и сестры.

Теперь можете пофантазировать, какой роман из всего этого получился – если читать не собираетесь.

Скажу, что это чудесная семейная сага с крутыми виражами из глубокого прошлого в настоящее настоящее, с остановками подлиннее-покороче, с размышлениями и выводами, вопросами без ответов и с большой любовью к близким людям. 

]]>
<![CDATA[Сахалинская весна… Какая она в моей памяти?]]> http://sakhalinart.com/blog/post/sahalinskaja-vesna http://sakhalinart.com/blog/post/sahalinskaja-vesna Сб, 12 Апр 2014 00:00:00 GMT …Иду из школы домой. Солнышко припекает, и очень хочется снять шапку, подставить ему лицо, почувствовать его тёплую ладонь на волосах. Подъём по холмским улицам – это постоянные лесенки, тропинки (если напрямик) и дороги вокруг склонов сопок, на которых уже проглядывают сквозь прошлогоднюю траву жёлтые первоцветы. А навстречу тебе несутся бурливые и говорливые ручьи. Если утром они были затянуты хрустким ледком, то к полудню ожили и бегут, болтают обо всём на свете, как и ты со своей подружкой. Это – ожидание летних каникул и полной свободы от занятий! Можно будет набрать на сопке к своему июньскому дню рождения охапку орхидей венерин башмачок, не имея понятия о том, что цветок занесён в Красную книгу. Да что я вам рассказываю? Весна – она и есть весна! И ждёшь её в Сибири также нетерпеливо и томительно, мечтая о тепле после тридцатиградусных морозов. И она неизбежно приходит – свежая, немного растрёпанная и синеглазая, с запахом талых снегов и тополиных почек, первых дождиков и сырой земли, а теперь ещё – с праздничным перезвоном колоколов на Пасху.

Здравствуй, долгожданная!

Автор: Светлана Курач

 

***

Мне снилась дорога, пролёгшая где-то в снегах.

Красивый изгиб, а потом далеко по прямой…

По этой дороге ничья не ступала нога…

Она на глазах прорастала зелёной травой!

И зелень весёлой была и такой молодой,

И цветики тёплым ковром зацвели золотым.

Вот-вот я ступлю на неё, и тогда за спиной

Растают снега, растворятся, исчезнут, как дым…

 

***

Голубая тень 

Впереди меня.

Светлый-светлый день,

Звонкая лыжня.

 

Ритмом мерю шаг,

Сердце, догоняй!

То спешит душа 

Впереди меня…

 

ФОТОГРАФИЯ

Февральская лазурь,

Счастливые мгновенья…

С картины Грабаря –

Да прямо в жизнь мою!

Февральская лазурь, 

Надежда и смятенье,

Осколки января 

Блистают на краю

Поляны, где берёз

Сошлись вершины в купол,

И я стою под ним,

Обнявшись напослед

С берёзою одной…

И снегом лес укутан,

Но купол из ветвей 

Не сдерживает СВЕТ!

 

*** 

Сквозь льдистое стекло на лоджии

Активно солнце пробивается,

И лёд, подтаяв, строит рожицы

И вдруг слезами заливается.

 

А с козырька сосулька падает,

Не выдержав атаку пылкую!

И фикус Бенджамина радует

Листвой подсвеченной с прожилками.

 

Я дверь оставила распахнутой,

И на глазах витражной росписью

(Я, наблюдая, просто ахнула!)

Февраль со мной делился новостью.

 

Он рассказал, что очень ласково

Сейчас лучами солнце трогает

В лесу берёзку, новой сказкою

От сна будить тихоню пробует…

 

***  

                       Анастасии

Пока укрыто всё снегами,

Чиста дорога и душа.

Пока нет грязи под ногами –

Брожу и мыслю не спеша.

 

Не тороплюсь домой, покуда

Есть солнца свет и снега цвет.

Весна в Сибири нынче – чудо,

И в марте – снег, и снег, и снег.

 

Смотрю на блеск алмазный наста –

И сердце – ёк! И в горле ком:

Такой же девочкой, как Настя,

Качусь я с сопки кувырком!

 

Звенят  в ледышках рукавицы,

И так не хочется домой…

И весело щебечут птицы,

И синь в полнеба надо мной!

 

В снегу у нас ходы, туннели, –

Такая классная игра!

Пятёрка есть в моём портфеле.

И сладко спится до утра.

 

ОМЬ

Ремешки, пояски и цепочки следов –

Омь.

Заблестят, зашумят, зашуршат, зазвенят –

Тронь!

Одеянье твоё – белоснежный хитон –

Блеск.

Тишина, белизна, усмирён, заглушён

Плеск…

Засмеётся весна, пустит в зеркало льдов

Луч.

Повернётся в реке, в глубине, в тайнике

Ключ.

Ты вздохнёшь глубоко, сбросишь тяжесть оков

В ночь.

Все тропинки зимы, все цепочки следов –

Прочь!

Запоёшь, забурлишь, к Иртышу побежишь –

Власть!

Целовать, миловать, руки-реки сплетать

Всласть.

Расплетёшь, разорвёшь ремешки, пояски – 

Тронь!

Но влюблённых замки не срывай, береги,

Омь!

 

***

Как марту всё-таки идут

Снегов последние набеги!

На солнышке берёзы ждут

Серёг примерить обереги.

 

Шумят доверчиво они,

К полудню разомлев, оттаяв…

Как плеском лебединой стаи,

Нас слепят белизною дни.

 

А как ажурны и легки

Сплетенья веток в небе синем!

Цветут над мартовской Россией

Небес весенних васильки.

 

Мимоз пушистые желтки

Растоплены на южном бреге…

А нам пока еще легки

Снегов последних обереги.

 

ЛЕДОХОД

Вскрываются льды, как забытые тайны,

Ломает вода ледяную печать.

Выходит наружу, на солнце оттаяв,

Всё то, о чём нужно до срока молчать.

 

Ожившие волны, как ветер вам дорог!

Плен зимнего сна вы спешите стряхнуть.

Река открывает стороннему взору

Всю силу свою, потаённую суть.

 

Копила река устремлённость напора,

Питалась снегами, вбирала ручьи.

И льдины в мозаике беглой и скорой

Вершат ритуальные танцы свои.

 

Несутся они, обгоняя друг друга,

И видно в слоистой структуре боков,

Как тайные знаки печатала вьюга,

Ветрами несла за покровом покров.

 

Но там, в глубине, созревали кристаллы

И стали ножами, вспороли снега,

Открыв животворную тайну Начала,

Отдав её водам и двум берегам. 

 

СВЕТЛОЕ  ВОСКРЕСЕНЬЕ

У ачаирских берегов

Я слышу музыку реки…

Звенят, играют ветерки

В колокола весенних льдов.

 

Пасхальный звон монастыря

Разгонит серый морок туч,

И вспыхнет, золотом горя

На куполах весёлый луч.

 

Мне кружит голову волна

Стремительным движеньем льдов,

И плещет музыкой она

На сотни разных голосов.

 

Звенит танцующий поток

Горстями ледяных монист.

Как причащения глоток,

Здесь пьётся воздух, свеж и чист.

 

Колокола весенних льдов,

Воскресных служб колокола…

Светла душа моя, светла

У ачаирских берегов.

 

***

Зима ушла с печальным тихим звоном

Последних льдин, плывущих по теченью.

Вода прозрачной стала и зелёной,

Как взгляд весны, наполненный свеченьем.

 

И тихий звон – так в серьгах королевы

При каждом шаге звякают каменья –

Приветствуют друг друга горделиво

При встрече льды, столкнувшись на мгновенье.

 

Иль это звон разбившихся бокалов?

Так будем верить в счастье, по примете!

А королева Снежная устала,

Ей мальчик Кай любовью не ответил.

 

Несёт вода осколки зимней стужи,

И бубенцы зимы звенят прощально.

А королеве всё же кто-то нужен…

«Дзынь-дзон»! – звучит над речкою печально.

 

Но этот звон подхватывают птицы,

Вплетая в песнь реки свои мотивы.

А молодой Весне пора трудиться,

И будут широки её разливы!

 

ПРОГУЛКА В АЭРОПОРТ

По синим тропинкам, слоистым и льдистым,

По кромкам следов, кружевным и батистовым,

По склону сугроба, лучом испещрённого,

Слепящего блеском стекла истолчённого,

По гулу турбин самолёта летящего,

По синему, невыносимо блестящему

 

Глубокому озеру фасада аэропорта,

По даже приятному спазму аорты,

 

(Это от волненья, я среди ожидающих,

Мартовский рейс ежегодно встречающих),–

 

Я предвкушаю Её приземление!

Пришло потепление, нашло просветление!

 

По знакомой аллее

Авиагородок – Аэропорт,

Мартом болея –

От света шалея,

Ловя и лелея

Ветра свежий аккорд,

Навстречу Весне,

Солнцем в щёку целованный,

Шагает поэт,

Очень любящий и взволнованный.

 

СКВЕРИК НА ПАРТИЗАНСКОЙ.

Здравствуй, черёмуха, мёдом твоим подышу…

Просто здороваюсь, и не о чём не прошу.

Белая кипень душистой волной позвала.

Омская пристань. Поездка, заботы, дела.

 

Здесь, на конечной, я жду свой автобус всегда.

Реченька, речка, годы уносишь куда?

Белая кипень… Да бог с ним, автобус, езжай!

Омская пристань, часовня, и скверик, и май,

 

Омка бежит, всё спешит к своему Иртышу.

Словно любовью, черёмухи мёдом дышу.

Ишь, поразвесилась, чудо ведь, как хороша!

Вновь заневестилась рядом с тобою душа.

 

***

                                                   А.

1.

 

Ты, взрослый дядька, лазишь по кустам,

Чтоб наломать домой букет сирени!

А я смеюсь, и вижу – где-то там,

Уже вдали – был так же май сиренев,

 

И ты вставал, шальной и молодой,

И шёл чуть свет куда-то утром росным,

И хохотало солнце над тобой,

И зрели в небе молодые грозы,

 

И шли дожди, и радуга цвела,

Тебя несло куда-то вслед за ними…

И безмятежно женщина спала,

И на губах твоё светилось имя.

 

А ты ломал сирень и нёс домой,

Чтоб положить любимой на подушку…

И этот запах свежести хмельной

Мне по сей день тревожит нежно душу,

И я смеюсь…

 

2.

 

Я чувствую рядом тебя, если ты далеко.

Ты помнишь, ты любишь, звучишь на ответной волне.

И если порой нам бывает не очень легко,

Любовь нас спасает, как свет, ведущий во тьме.

 

Пусть долго зиме ворожить и следы заметать,

Но всё же весенним ручьям и бежать, и звенеть,

И веткам сирени от ливней опять трепетать…

 

*** 

Всё равно я живу у воды,

Как написано мне по судьбе.

В нашем городе реки-мосты

Ежедневно приводят к тебе.

 

Всё равно ведь сошлись берега

(Я на левом, а правый был твой).

Нас с тобой повенчала река

Ленинградского плавной дугой.

 

Всё равно где-то эхом вдали:

«Здравствуй, Омск!», – откликается «Холмск!»

Всё равно вдаль плывут корабли,

И от этого сердце, как воск.

 

Сердце плавится, новым томясь:

Что за тем поворотом реки?

А весною стекают, искрясь,

 

В реку жизни года-ручейки.

 

Автор: Светлана Курач

 

]]>
<![CDATA[«Приключения майора Звягина», Михаил Веллер]]> http://sakhalinart.com/blog/post/prikljuchenija-maiora-zvjagina-mihail-veller http://sakhalinart.com/blog/post/prikljuchenija-maiora-zvjagina-mihail-veller Пн, 07 Апр 2014 00:00:00 GMT

Вот я по-честному, без преувеличений, кинематографа и спецлитературы верю в существование параллельных вселенных. Ключевое слово – «параллельных». Там – да, всякое может случиться и произойти. Попал, например, человек в безвыходное положение и почти умер в нем, а если и жив остался, то в такой депрессии утонул, что все равно что и неживой. Тупик тупиковый. А тут ррраз – с неба спускаются супергерои, ну или один супергерой – вот оно, спасение! Спасают-помогают – жизнь налаживается и хеппи-энд отныне и навсегда. Пастораль с оскоминой, в общем. Но это не у нас, это – в параллельном мире.

У нас чаще всего наоборот. Хотя, в принципе, у всех по-разному. Чудеса, конечно, происходят, совпадения там, прочее, но супергерои с неба не валятся, точно. Часто бывает, что и рука помощи вдруг протянется, когда не ждешь, но чтобы супермен собственной персоной заявился в роли кризисного управляющего твоей жизни с папочкой подмышкой, в которой стратегии и тактики на пятилетку, как минимум, расписаны – такого не помню, никто не рассказывал такого.

В книжке же такое есть. В каждом рассказе только страдальцы меняются, а майор Звягин – нет, не меняется. Пьет молоко через трубочку, поддерживает соответствующий дух в здоровом теле, работает на скорой помощи и любит семью. А также выбирает себе «жертву».

Что радует: Звягин голодных не кормит рыбой, но всегда дает удочку с подробной инструкцией. (Это я очень обобщила.)

Полагаю, мужчин раздражает идеальность-безупречность майора. На этом фоне легко нажить комплекс неполноценности, потому, наверное, особи мужеского пола, читавшие книгу, отозвались о ней негативно. Зато тетеньки, как правило, в восторге. Сохраняют веру в прекрасного принца (с поправкой на современность). Надо помнить, есть параллельные вселенные.

Возможно, ситуации в книге несколько устарели. Двадцать лет прошло. Но как принцип, как модель вполне сгодятся, если немного аппроксимировать.

И знаете, именно сейчас мне очень хочется, чтобы пришел майор Звягин, окинул суровым взглядом мои непростые обстоятельства, снабдил меня волшебным пенделем, задав необходимое ускорение и направление. А дальше я и сама справлюсь.

]]>
<![CDATA[«Авария», Фридрих Дюрренмат]]> http://sakhalinart.com/blog/post/avarija-fridrih-djurrenmat http://sakhalinart.com/blog/post/avarija-fridrih-djurrenmat Пн, 31 Март 2014 00:00:00 GMT

В последнее время меня занимает правосудие, судебное дело. Не то чтобы что-то конкретное (обвинение, защита), меня касающееся, но человеческий фактор и цепочки закономерностей или случайностей, приводящие к обвинительному приговору или оправданию. 

Поражает (возмущает?) больше всего то, что абсолютно нет разницы, виновен или нет обвиняемый, если дело дошло до суда. О суде совести участников процесса говорить вообще нет смысла. Что мы можем знать о потемках их душ?

Удивляет и восхищает беспринципность обвинителя и защитника. Они соревнуются, у них противоположные, хотя и одинаковые цели и задачи. Игра такая. Нужно быть убедительными в доказательствах, словах, эмоциях, чтобы выиграть по-любому. Награда – деньги, престиж, карьерные продвижения. Что с обвиняемым? Он-то при чем? Ответственность? Нет пока.

Вот сейчас об ответственности. Судья. Именно он принимает окончательное решение и выносит приговор. Он – вершитель судеб, представляете?! Внимательный и беспристрастный (в идеале, разумеется). У кого лучше получилось достучаться, сыграть нужную партию на правильных струнах? Ну-ка, ну-ка?

«Авария», да. Вполне благополучный человек едет на машине и попадает собственно в небольшую  аварию. Недалеко – деревня. Стучится в первый попавшийся дом, объясняет ситуацию, получает приглашение войти и скоротать вечер, сыграв в игру. В суд. Есть судья, прокурор, адвокат. Полный комплект.

Найден повод. Процесс пошел...

Вердикт – виновен. Приговор – смертная казнь. Хех.

 

]]>
<![CDATA[«Книга Рабиновичей», Филипп Бласбанд]]> http://sakhalinart.com/blog/post/kniga-rabinovichei-filipp-blasband http://sakhalinart.com/blog/post/kniga-rabinovichei-filipp-blasband Пн, 24 Март 2014 00:00:00 GMT

Спорить не о чем. И форма, и содержание – все важно. Точнее, если присутствует в хорошем качестве что-то одно, то процесс можно считать состоявшимся. Если и то, и другое, то повезло – попался практически шедевр.

Содержание в «Книге...» обычное. Конспективная история семьи до Второй мировой, во время, после. Без излишеств.

Форма не нова, но заслуживает. Короткие главы – истории, рассказанные от имени каждого члена семьи, предваряемые описанием фотографии персонажа-рассказчика. Несложно ведь?

Есть и предисловие, дающее некоторые пояснения. И генеалогическая схема семейства тоже есть.

Именно благодаря такой форме с самого начала у меня возникло ощущение-ассоциация, что я присутствую на неком судебном процессе. Идет опрос свидетелей. По очереди выходят люди и рассказывают свою версию происходящего. В чем-то их показания сходятся, в чем-то разнятся, дополняют или опровергают друг друга. Иные личности стремятся приукрасить себя и события или умолчать правду. Я разглядываю фотографии этих людей, сравниваю с тем, что вижу... Верю и не верю.

Что за процесс, спросите? Жизнь, наверное. Каждому придется дать ответ за прожитое. И кто-то примет решение, вынесет вердикт. Неизбежно.

 

]]>
<![CDATA[«Унесенные ветром», Маргарет Митчелл]]> http://sakhalinart.com/blog/post/unesennyie-vetrom-margaret-mitchell http://sakhalinart.com/blog/post/unesennyie-vetrom-margaret-mitchell Пн, 17 Март 2014 00:00:00 GMT

Мы же не будем здесь сюжет обсуждать? Риторически спрашиваю.

Дело на самом деле (знаю-знаю – тавто, сорри) в том, что вообще все проще и сложнее одновременно.

Прочитала я «Унесенных ветром» в первый раз в старшем подростковом возрасте. Это важно. Отзывы от советчиков были восторженно-междометийные – невнятные. В Америке книга считалась чуть ли не хрестоматией. Надо было формировать свое мнение, отличное от других. Юношеский снобизм-максимализм, знаете ли. Напрягаться и не пришлось. Фаворитами моими тогдашними были Маркес, Дюрренматт и Фейхтвангер. Мнение сформировалось: роман бульварный, но хорошего качества, но бульварный – эдакое дамское чтиво, не для серьезных девочек-подростков. Гражданская война? Какая война? Декорации, не более того. «Я подумаю об этом завтра»? Аргумент, но у меня иная жизненная позиция решания проблем – все когда-нибудь закончится (перепев сократовского «...и это пройдет»).

А что вы хотели? Великая Отечественная на тот момент закончилась давно, Афганистан был далеко, Чечня еще не началась. Тема не цепляющая.

Любовно-лирическая линия, конечно, волновала, но кто же вам признается, во-первых, а во-вторых, чувства должны быть высокими, а тут сплошное фу.

Американский юг был знаком по «Убить пересмешника» и «Хижине дяди Тома», интересен, но здесь-то о другом, не о таком важном.

Во второй раз книга была прочитана мною тридцатилетней. Ума и опыта, надеюсь, прибавилось. В романе увиделась целая эпоха, исторический пласт далекой Америки. Мир и война, и мир.

С появлением у меня ребенка изменилось и мое отношение к войне, пусть далекой и абстрактной. К тому, как война влияет на людей во время и после. К быту обычных людей. Глобально – причины и следствия.

И да, любовная история также воспринималась иначе. Не поверхностно, но с пониманием того, что в юности по определению было неизвестно.

Сложное и трудное описано время. Этим проникаешься и начинаешь понимать чуть больше.

Наверное, можно перечитать сейчас. Время на дворе неспокойное. Очень актуально.

 

 

]]>
<![CDATA[«Вдохнуть. и! не! ды! шать!»]]> http://sakhalinart.com/blog/post/vdohnut-i-ne-dyi-shat http://sakhalinart.com/blog/post/vdohnut-i-ne-dyi-shat Пн, 10 Март 2014 00:00:00 GMT

Снобливая интернет-аудитория как-то неласково приняла этот сборник. Появились негативные отзывы, рецензии с претензиями к форме и стилю (стилям) и с малообоснованной (с моей точки зрения) критикой. Может, плевались те, чьи произведения в конкурсе участвовали, а в книгу не вошли? Разумное же объяснение? Или из-за того, что на поверхности опять остались в большинстве своем популярные авторы-«тысячники», а за бортом – графоманы-любители, постители котиков и луков на фоне ковра. Кстати, помимо маститых в сборник попали и обычные люди, которые только начинают тернистый литературный путь. Это шанс для них, согласитесь.

Никакой единой идеи-концепции в книжке нет. Об этом доступно сказано в предисловии. Какие могут быть претензии? 

Понятно ведь, что у разных авторов и рассказы неодинаковые. Есть замечательные и очень-очень хорошие, есть просто приятные, похуже и вообще ни в какие рамки. О некоторых думается, что я бы это ни за что не включила в сборник, о других – не я целевая аудитория, но, в принципе, недурно.

Хочется особо отметить (маленькими, по обыкновению, буковками) работу редактора-составителя. По личному опыту знаю, что составительство – большая, кропотливая, собачья, неблагодарная деятельность. Когда в тоннах графоманской макулатуры нужно отыскать золотые крупицы. И постараться сделать это не субъективно-субъективно, а субъективно-объективно. Далее редактура – тоже не бутерброд с икрой. Найти в тексте блох, вычистить, чтобы авторские замыслы и стилистика никак не пострадали. Спасибо никто не скажет.  В общем, все сложно и долго, потому большой респект.

Единственный совет, который хочется дать тем, кто соберется прочесть: не читайте рассказы подряд. Делайте хотя бы пятнадцатиминутные, а лучше получасовые перерывы между. Чтобы переваривать правильно и полезно. Или предъявлять претензии обоснованно.

 

 

]]>
<![CDATA[Оки Даб Айну Бенд]]> http://sakhalinart.com/blog/post/oki-dub-ainu-band http://sakhalinart.com/blog/post/oki-dub-ainu-band Чт, 06 Март 2014 00:00:00 GMT Видео на песню Sakhalin Rock я случайно нашла в Интернете еще год назад. Меня сразу заинтересовала неожиданная смесь этнической музыки, сахалинской тематики, эклектическая анимация, айну, даб-эффекты, современное звучание и "very nice Russian girls".

Сразу предлагаю вам на это посмотреть и, что самое главное, – послушать. 

 

Автор этой песни Оки Кано, Oki Kano (加納 沖 Kanō Oki), известный просто как Оки, – айну, музыкант из Японии. Оки играет на тонкори (айнский струнный инструмент) и комбинирует традиционную айнскую музыку с регги, даб и другими этническими стилями. Он также играет на гитаре и традиционных перкуссионных инструментах айну. 

Оки учился в Токийском университете искусств, на факультете прикладного искусства (Industrial Arts). Он самый популярный музыкант нашего времени из тех, которые играют на тонкори.

 

Тонкори

Тонкори (также тонкор) – это струнный щипковый музыкальный инструмент айну, коренного народа севера Японии и о. Сахалин. У Тонкори обычно пять струн, на которых играют «открыто», не зажимая. В 1970-х годах на этом инструменте практически перестали играть. Однако теперь он возрождается, и связано это с повышенным интересом к наследию народа айну. 

Корпус инструмента обычно сделан из цельного куска аянской ели (около одного метра в длину). Считается, что форма тонкори повторяет очертания женского тела, и названия частей инструмента отражают этот образ. В выемку в корпусе вкладывается камешек – как акт дарования инструменту «души».

Tонкори

Альбом Sakhalin Rock

Оки Кано был на Сахалине с визитом. И, как оказалось, не раз. 

В 2010 году он выпустил целый альбом с названием Sakhalin Rock. В нем 12 композиций: от почти джазовой Karapto Atuy Riri, даб-регги Flower and Bone до абстрактной Paranaisk –23. 

Такое внимание талантливого музыканта к нашему острову вызвало у меня встречную волну интереса к Оки и его группе Oki Dub Ainu Band. Я решилась ему написать от имени проекта Сахалин АРТ, результатом чего стало небольшое е-мейл-интервью. 

 

– Когда вы посетили Сахалин?

– На Сахалине я был два раза, в 2003 и в 2010 году. 

Я поехал на Сахалин вместе с фотографом Кэндзи Ито ( Kenji Ito ). Он же сделал фотографию для обложки моего альбома Sakhalin Rock (2010). Кэндзи был на Сахалине и Курильских островах уже много раз.

 

Обложка альбома Sakhalin Rock

 

– Поскольку наш проект Сахалин АРТ посвящен творчеству, следующий вопрос: довелось ли вам встретить на острове музыкантов, артистов, художников?

– В Поронайске я повстречал танцоров и певцов нибуи (прим. автора. – Речь идет о нивхах). Еще я познакомился с удивительным художником Геннадием Дмитриевичем Павлишиным из Хабаровска. Это лучший художник (he is the best).

(Прим. автора.  – Геннадий Павлишин, иллюстратор, народный художник РСФСР, работал над иллюстрациями к сказкам о коренных народах Амура. В 1975 году на Международной биеннале иллюстрации в Братиславе за «Амурские сказки» Геннадий Павлишин получил одну из высших наград – «Золотое яблоко».)

 

 Я читала в Интернете, что ваш дед родился на Сахалине. Расскажите вкратце его историю. 

На самом деле мой дед из Асахикавы (Hokkaido), и на Сахалин – в Поронайск – он поехал по работе. Он был охотником на медведя и специалистом в айнских ремеслах. Дед позже открыл свою лавку в Отасу. 

(Прим. автора. – Отасу, ныне о. Северный в устье р. Поронай, в черте города Поронайска. Во время японского правления на юге Сахалина, или по-японски Карафуто, на острове Отасу японцы организовали резервацию коренных народов: нивхов, ороков, айну. Есть версия, что эта резервация стала одним из туристических центров Карафуто.)

 

– Есть ли на Сахалине особенное для вас место? 

– Да, это Фирсово. Сейчас это обычная маленькая деревня. Но это очень важная деревня в истории инструмента тонкори. Фирсово на языке айну назвалось Отасам. Три известных музыканта, играющих на тонкори, были родом из Отасам. Один из них – Онованк (Onowank), в 1860 году ему уже было примерно 80 лет. Он был лучшим музыкантом тонкори на острове в свою эпоху. Также Курпарма (Kurparmah) – это женщина-музыкант. Ее ритмическая манера игры на тонкори напоминает мне ритмы Центральной Азии. В своей песне «Сахалин Рок» (Sakhalin Rock) я цитирую стиль Курпармы.

 

 О чем эта песня? 

– В ней я пою на айну про мое зимнее путешествие на Сахалин. Я чувствую, как сильно мой инструмент тонкори связан с этим островом.

27 февраля 2014 года.

 

Большое спасибо Оки Кано за ответы. 

На сайте youtube.com есть много записей живых выступлений Oki Dub Ainu Band. 

 

Альбом Sakhalin Rock можно заказать на официальном сайте www.tonkori.com и в других местах продажи музыки он-лайн.

Желаю вам приятного прослушивания!

Полина Тикк

 

Дискография Оки

  • Kamuy Kor Nupurpe. May 27, 2001
  • No-One'S Land. June 2, 2002
  • Dub Ainu. October 17, 2004
  • Tonkori. May 12, 2005
  • Tóg É Go Bog É (Single). February 17, 2006 (Kíla and OKI)
  • Kuma Shutsubotsu (熊出没), Greatest hits. February 17, 2006
  • Dub Ainu Deluxe. July 16, 2006
  • Oki Dub Ainu Band. December 3, 2006
  • Eternal Dub Serenade. May 30, 2007
  • Sakhalin Rock. July 14, 2010
  • Himalayan Dub. April 16, 2011

 

Совместная работа (Collaborations)

  • IHUNKE – Umeko Ando. May 20, 2001
  • UPOPO SANKE – Umeko Ando. December 14, 2003
  • Kita to Minami (北と南, North & South) – OKI meets Misako Oshiro. March 14, 2012

 

Иллюстрации

  • Kanna Kamui to Musume (カンナカムイと娘)
    • Story – Ito Oda (小田イト), Illustrations - OKI

Facebook Oki 

Официальный сайт: www.tonkori.com

Oki Kano

 

]]>
<![CDATA[«Остров Крым», Василий Аксенов]]> http://sakhalinart.com/blog/post/ostrov-kryim-vasilii-aksenov http://sakhalinart.com/blog/post/ostrov-kryim-vasilii-aksenov Пн, 03 Март 2014 00:00:00 GMT

Впервые этот роман я прочитала в журнале «Юность» в 1990 году. Печатали в нескольких номерах (с продолжением). Так мучительно было ждать целый месяц до следующей порции. 

Жанр альтернативной истории мне неблизок. Сослагательное наклонение затягивает в пространство вариантов. Не выбраться. Мечтательные дебри оторваны от реальности, но возвращение неизбежно. Или жанр социальной фантастики – так тоже можно сказать. В общем, с какого-то момента реальной, учебниковой истории русло меняется и движется в направлении, придуманном автором.

Не буду больше ничего говорить о содержании. Сейчас в связи с актуальностью много рецензий появилось и появится. Погуглите. И книгу прочтите, не пожалеете.

Главное, чтобы не совпало с настоящим, когда одна лодочка уплывает в неведомые дали к неизведанным берегам. И никто не знает судьбы.

***

Я ничего не понимаю в происходящем. Много разрозненной информации, исключая наше телевидение. Нет логики. Непонятны цели и смысл. Ощутима ненависть с разных сторон. Именно это пугает больше всего – немотивированная ненависть обычных людей, в мирской жизни далеких от политики в общем и в частности. Как будто годами сдерживались, копили, а тут такой повод облегчиться. Грех молчать. Нет, не понимаю.

Включите, пожалуйста, здравый смысл. Подумайте крепко, кому это выгодно? Вы с ними заодно? И о последствиях тоже подумать не мешает.

***

А Крым – волшебное место. Кто был, согласится со мной.

Положу здесь несколько фотографий без комментариев, но с верой, что через пять, десять и даже сто лет эти виды не претерпят существенных изменений.

 

]]>
<![CDATA[«Случайная вакансия», Джоан Роулинг]]> http://sakhalinart.com/blog/post/sluchainaja-vakansija-dzhoan-rouling http://sakhalinart.com/blog/post/sluchainaja-vakansija-dzhoan-rouling Пн, 24 Февр 2014 00:00:00 GMT

Ну-ну, – так можно описать мое скептическое предвкушение. А как тут иначе предвкушать? Весь Гарри Поттер в меня не вместился – мало детского внутри осталось, в магическую магию верится с трудом. Но я обещала давать шанс авторам, сбившимся с наезженной колеи. Слово держу. Но скепсис, честно, был. И оставался еще какое-то время.

Небольшой городок. По-нашему, приблизительно районный центр. Люди в той или иной мере связаны друг с другом. Кто-то работает вместе. Чьи-то дети учатся в одной школе. У кого-то – кафе-кулинария. Третий – общий врач, пятый-седьмой-одиннадцатый заседают в горсовете, а к двадцать девятому приехала любовница со своей дочерью из столицы. Такие невидимые нити, короткие и длинные. Обычная, ежедневная просто жизнь.

Скоропостижно умирает член городского совета, муж, отец... В совете образуется вакансия. Случайно. Реакция запущена.

Теперь в каждой норке начинается мышиная возня, чтобы перерасти в крысиные бега. Это я так думала. Еще банальные эпитеты приходили в мою скептически настроенную голову: пауки в банке, серпентарий, паноптикум, кунсткамера... Дети-подростки не отстают от взрослых. Почему они все такие гнусные? – брезгливо морщилась я.

Не гнусные они на самом деле – обычные люди. Вокруг которых одномоментно сгустились и влияют события. И те отрицательные качества, которые есть у каждого, тоже уплотнились и стали особенно заметны и на поверхности.

И финал. Трагический и ужасный.

После думалось мне о будущем этих людей. Пафосное и заезженное «они никогда не будут прежними» не подходит. Еще как будут. Проснутся, позавтракают и пойдут на работу. Или останутся дома. Не все, правда.

Просто жизнь.

***

В отзывах на эту книгу встречаются претензии, дескать, секс, наркотики, насилие – этого могло быть и поменьше. Не могло. Если сидеть в своей уютной скорлупке и носа не казать наружу, то вообще всего вышеперечисленного не существует в природе. А оно есть.

***

Если кому-то нужны мои извинения за недоверие, оказанное автору, то с радостью приношу их. Роман получился. Социально-психологически-бытовая драма.

]]>
<![CDATA[«Не сегодня – завтра», Петер Штамм]]> http://sakhalinart.com/blog/post/ne-segodnja-zavtra-peter-shtamm http://sakhalinart.com/blog/post/ne-segodnja-zavtra-peter-shtamm Пн, 17 Февр 2014 00:00:00 GMT

Так издалека я зашла, чтобы поговорить немного о чтении в качестве предисловия.

Есть люди, которые читают, и которые нет – тоже есть. Кто-то сразу ответит на вопросы «зачем» и «почему», а кто-то сам спросит то же самое. Одни, например, вот просто не любят читать, и все тут. Другие предпочитают худлиту что угодно. Еще третьи есть – они просматривают новости и смотрят телевизор, им хватает. Сестры мои, пресыщенные хорошей литературой, в одночасье прекратили читать, объяснив, что утеряли интерес и удивить их нечем уже.

Есть я и такие же. Любим художественную литературу. Ну спросите теперь, «почему» и «зачем». Я точно начну невнятно блеять и мычать. Возможно, рожу ответ, похожий на правду. Околоправду рожу.

Чтобы совсем по-честному, наверное, надо разделить предчувствие, процесс и после. Если одно из трех резонирует с внутренней струной – то не зря. Чтение в принципе и каждая книга отдельно.

Теперь собственно о «Не сегодня...» Здесь сработало только «после». 

Никаких предвкушений – автор незнаком. Аннотация бестолкова. Рекомендаций нет.

Процесс был моментами интересен, моментами тягостен. Главный герой – мужчина, но не моей мечты. С одной стороны, учитель, благородно, нет? С другой стороны, промискуитет – не комильфо. С одной стороны, не хочет брать ответственность за свою жизнь, обязательства (очень по-мужски). С другой стороны, испытывает потребность вернуться к началу, чтобы разобраться в себе – разве не похвально? Все эти стороны вместе отдаляют мужчину от моих идеалов.

Последствия. Дочитала. И крепко задумалась. Вот есть неглупый дяденька. Жил себе в Швейцарии. Переехал во Францию. Отучился, работал. Жил в свое удовольствие. Квартиру купил. Пил хорошее вино, еду неплохую ел. Женщины опять же. Друзья какие-никакие в прошлом и настоящем. И ведь умным себя считал (о которых выше). Но как-то бестолково все. Как-то разбазарил все, что имел. Судьба, как водится, подкинула ему намек в виде вопроса о здоровье. Дескать, не пора ли, ответственность и вообще? Этот мужчина-немечта таки и до врача добрался, обследовался по-всякому, но от результата сбежал. Решил на самотек пустить. Будет как будет.

Я как умная (хорошо, почти умная) в раздумьях: правильно, неправильно. С одной стороны, может, это такая глубокая и мудрая жизненная философия. Как будет, так и сложится. С другой стороны, страусиная политика. Чтобы принимать решения, действовать, нужны исходники, вектор какой-нибудь. В общем, по-дурацки (о дураках – выше) повел себя.

Кубатурю до сих пор: а как я? и про чьи тут ошибки?

]]>
<![CDATA[«Путь», Ольга Адамова-Слиозберг]]> http://sakhalinart.com/blog/post/put-olga-adamova-sliozberg http://sakhalinart.com/blog/post/put-olga-adamova-sliozberg Пн, 10 Февр 2014 00:00:00 GMT

Самая сильная книга на эту тему – «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург. «Доктор Живаго» – вообще вне списка, слишком эпохален и высок.

«Путь» создан непрофессиональным писателем и оттого, как бы поточнее выразиться, – проще, пронзительнее, яснее, больнее. Автографические записки, написанные для того, чтобы не забыть, что события действительно происходили.

Эта тема – 1936 год и далее в России. Мои близкие (о которых я хоть что-то знаю) не пострадали от репрессий. Я долго вообще не знала, что в истории моей страны есть и такая чудовищная глава – некому было рассказать, а массово писать об этом начали, когда я была уже взрослой. Эта тема меня волнует по разным причинам. Потому что я, как почти вменяемый человек, боюсь возвращения прошлого в новом качестве (история «ходит» по спирали). И потому, как по-разному ведут себя люди, попадающие в одинаковые ситуации. Как приспосабливаются и предают, как протестуют и борются. С собой и системой. Теряют и находят смысл и себя.

Живет в Москве хорошая еврейская семья. Мама, папа, двое детей. Он преподает в университете, она экономист. Все друг друга любят и верят в светлое будущее. Свое и страны. Когда начинаются аресты, недоумевают, удивляются. Предполагают о дыме без огня и, мало ли, ошибках. Лес же рубят...

Арестовывают главу семьи, затем приходит черед его жены. Ему – десять лет без права переписки (расстрел), ей – восемь лет.

Она – Ольга Слиозберг, автор «Пути» – после тюрьмы и суда часть срока отбывает на Соловках, часть – на Колыме. Освобождается в 1944 году без права жить в том числе в Москве. Но со временем стараниями близких остается нелегально в столице рядом с детьми и своими родителями. Так проходит еще три года. В 1949 году – повторный арест и ссылка в Караганду. Вот такой путь.

Книга была написана в 60-х, тогда же и разошлась в самиздате. Официально была опубликована только в 1993 году, почти через два года после смерти автора.

Знаете, что самое удивительное в этой женщине? В ее записях нет ненависти, нет чернухи, нет обвинений, претензий к судьбе и высшим силам. После понимания, что ее арест – не ошибка, а звено одной цепи, Ольга Львовна приняла решение запомнить и записать все, что с ней произошло. События и люди. Много событий и очень разные люди.

Единственное, о чем она безутешно горюет, что дети выросли без нее, что она пропустила самое важное в жизни женщины-матери.

Поразительно светлый человек, в жизни которого были моменты и поступки, о которых стоит (или не стоит?) жалеть. Об этом она тоже честно и подробно пишет.

Ольга Адамова-Слиозберг дожила до 89 лет.

Ваш выбор – читать  или не читать, я не настаиваю. Мне просто кажется, что отчасти объективная история страны вырисовывается из таких откровенных записок и дневников, когда красная линия одна и та же, а разница лишь в мелких деталях. На то и люди разные.

 

]]>
<![CDATA[«Испанские каникулы», Маделин Уикхем]]> http://sakhalinart.com/blog/post/ispanskie-kanikulyi-madelin-uikhem http://sakhalinart.com/blog/post/ispanskie-kanikulyi-madelin-uikhem Пн, 03 Февр 2014 00:00:00 GMT

О книге я потом, наверное, что-нибудь скажу. 

Сейчас же самое время поговорить вот о чем. 

Люди в большинстве своем консервативны. И писатели. И читатели. За редким исключением. Это такая индульгенция сразу всем и за всё.

Когда-то нам читали лекции о формате на радио. Что это такое, зачем нужно и вообще. Лектор говорил, что изменения в вещании радиостанции должны происходить гомеопатическими дозами, если нет цели потерять целевую аудиторию, простите за тавтологию. В качестве примера привел кран с водопроводной водой, из которого однажды потек апельсиновый сок или вино. Прикольно, свежо и ново, но вопреки ожиданиям слушателей. Пожалуй что бессмысленно и непрактично.

Ладно, то радио, а это литература. 

Если автор Софи Кинселла пишет несколько книг о Шопоголике, то чего еще от нее можно ждать?! Это же вам не Грэм Джойс, с которым вообще не угадаешь: каждый роман – о новом и по-новому. 

(При этом хронология написания автором произведений – непринципиальна; важна последовательность прочтения (мною).

С другой стороны, получается, что я автору Софи Кинселле не даю шанса (среди себя, как минимум) развиваться и расти. Не век же ей вокруг Шопоголика ходить. Несерьезно это.

Нет-нет! Я даю шанс всем. Вперед и вверх, вширь и ввысь. Без проблем. Но. Когда я открываю кран с водопроводной водой, я по-любому не жду «Капитала» Маркса, честное слово. Расстреляйте меня за это. 

Вот автор Маделин Уикхем подросла по-всякому и написала не легкомысленную комедию положений, а типа драму. Затрагивает важные взаимоотношенческие аспекты, немного провоцирует, выхода не указывает.  Непредсказуема. И непредсказуемо. Нормально, а что. 

Считаю важным заметить, что целевая аудитория при авторе таки осталась. Ну, может пара-тройка совсем уж впечатлительных девиц-подростков ушла к другому, но остальные здесь. Настороженно, но все же ждут, куда в следующий раз вырастет г-жа Маделин, или Софи. 

]]>
<![CDATA[«Ламентации», Джордж Хаген]]> http://sakhalinart.com/blog/post/lamentacii-dzhordzh-hagen http://sakhalinart.com/blog/post/lamentacii-dzhordzh-hagen Пн, 27 Янв 2014 00:00:00 GMT

В последний наш большой переезд я сказала восьмилетнему сыну, что во второй класс он пойдет в другом городе. «А как же Юля?» – спросил мой романтичный мальчик, имея в виду свою подружку. «Как-как? С собой возьмем», – ответила я. Пошутила. Ребенок погрустил, конечно. Переехали.

В детстве моим мнением никто из родителей никогда не интересовался. Вообще. Даже по поводу того, что мне на день рождения подарить. Это было нормой. Взрослые были взрослыми и уполномоченными все знать и решать. Не сказать, что мне нравился такой расклад. Голос-то у меня был (пыталась им пользоваться), а права не было.

Поэтому своего сына я пыталась воспитывать, ммм, демократично. В пределах разумного, на свое усмотрение. Но о судьбоносных решениях его ставили в известность постфактум.

Всегда – и в детстве, и позднее, и сейчас я время от времени думаю, насколько правильно решать за других. Пусть эти другие – дети. Надо ли прислушиваться к их мнению? Может, они что-то знают, чего взрослые, зажатые рамками «надо» и «правильно», в своих умопостроениях не учитывают?

Да-да, никто из нормальных родителей не преследует цели испортить маленькому человеку жизнь, усложнить, сделать хуже. Главное, о чем думается при переезде после обычного «где жить и работать», – школа/детсад, поликлиника... Насколько трудно ребенку адаптироваться в новом месте, найти друзей, встроиться в социум (особенно в подростковый), знают только те, у кого есть негативный опыт.

В «Ламентациях» нормальная семья из-за работы отца все время меняет место жительства. Переезжают масшатабно. Не за тридцать километров в соседний городишко. Куда там! Из Африки – в Европу, из Европы – в Америку... По доброй традиции нормальных семей, мнением отпрыска (а потом и отпрысков) никто не интересуется.

Это очень драматичная книга. Не потому, что семейство мотается по свету. Может, при оседлой жизни судьба их тоже не слишком бы баловала. 

В общем, не баловала. С самого начала. При трагических и совершенно идиотских обстоятельствах новорожденный мальчик погибает. Вместо него в семью берут усыновленного ребенка...

Есть в книге моменты, в которые верится с трудом. С другой стороны, почему нет-то?

Интересно и полезно, если уместно так сказать о драматической истории семьи.

 

]]>
<![CDATA[«Теннисные мячики небес», Стивен Фрай]]> http://sakhalinart.com/blog/post/tennisnyie-mjachiki-nebes-stiven-frai http://sakhalinart.com/blog/post/tennisnyie-mjachiki-nebes-stiven-frai Пн, 20 Янв 2014 00:00:00 GMT

Честно скажу, что, поздновато прочитав «Трех мушкетеров», не полюбила Дюма с первой строчки. Но волею случая, будучи в гостях у бабушки и собираясь в двухнедельную поездку на море, все же прихватила с собой «Графа Монте-Кристо». Правильно, потому что книга оказалась самой толстой на полке. Ни разу не пожалела. Литературные (как бы) достоинства сразу не обсуждаем, а содержание – да. Самое оно.
В «Теннисных мячиках» канва классического сюжета сохранена. И жирное многоточие в конце. Следующее перенаписание и переиздание рациональнее ждать лет через двести. Раньше – бессмысленно. Фрай охватил современность в полной мере.
Как и в оригинале, здесь интереснее было читать первую часть и середину. Падение, поворотная точка и воскрешение. Есть «гуру», есть деньги. Без интеллектуально-эмоционального и материального ресурсов воскресать сложновато.
Выход там.
А вот раздача «каждому комсомольцу по шишке» уже не столь занимательна. С высоты прожитых мною лет обладатель карающего меча правосудия видится чудовищем.
Месть – инфекция души. Если не лечить – каюк. Целиком пациент скорее мертв.

Маленькая компенсация за тягостные послемысли о несовершенстве человеков – собственно фраза, что все мы – теннисные мячики небес, высказанная «гуру».

Три взмаха ракеткой: там, здесь, снова там. И это одномоментное понг-«здесь» как-то совсем не хочется тратить на поиск и восстановление справедливости. Ее все равно нет.

]]>
<![CDATA[«Предательство», Карин Альвтеген]]> http://sakhalinart.com/blog/post/predatelstvo-karin-alvtegen http://sakhalinart.com/blog/post/predatelstvo-karin-alvtegen Пн, 13 Янв 2014 00:00:00 GMT

Одна сторона – триллер. Для любителей жанра откровений не будет. Никаких кровавых подробностей. Затянуто и мало жертв – две. Негусто. В качестве концовки – многоточие.

С другой стороны – драма. Семья: активная женщина, нереализованный  слабый мужчина, шестилетний ребенок. Дом, работа, детский сад, фоном – родители, соседи. Завязка романа – измена. Банально, да.  Тоже на любителя.

Линии идут параллельно, а затем пересекаются. Не откровение, согласна.

С самого начала было понятно, что развязка идиллической не будет. Что интересно, в процессе развития сюжета я для себя никак не могла определить, я за кого? Казалось бы, я женщина, здесь изменили женщине, за кого я могу быть? Ан нет.

Подумалось еще, что грань между местью и восстановлением справедливости чрезвычайно тонка, практически невидима.

И напоследок. Люди, какое бы отчаянное отчаяние вы не испытывали, попытайтесь сохранять здравым рассудок! Трудно, но можно. Не садитесь в машины к малознакомым людям. Вполне приличные, обыденные личности могут иметь большие проблемы с психикой, а справки не иметь.

 

]]>
<![CDATA[«Понаехавшая», Наринэ Абгарян]]> http://sakhalinart.com/blog/post/ponaehavshaja-narinje-abgarjan http://sakhalinart.com/blog/post/ponaehavshaja-narinje-abgarjan Пн, 30 Дек 2013 00:00:00 GMT

Я не очень люблю вспоминать то время. И если бы не рождение сына аккурат в начале девяностых, последующий развод и переезд, то, скорее всего, я бы больше прониклась судьбой страны. Может быть, в чем-нибудь и поучаствовала бы. Дел каких-нибудь наворотила. А так вся была сосредоточена внутри. Себя и ребенка. Беспокоило из внешнего мира только отсутствие света и тепла. Воду в конце концов хоть по часам, но давали. При температуре в квартире плюс восемь (по Цельсию) ребенок закалялся естественным путем. Проехали. Пережили. И спасибо. 

Книга, несмотря на то что о другом человеке в других предлагаемых обстоятельствах, вернула меня в то время. Нахлынуло и вспомнилось. 

Другой человек – девушка-филолог. Другие обстоятельства – переезд из южной республики от любящих и любимых родителей в Москву. Учиться еще и покорять. 

Покорять получилось так себе – для начала через работу в обменнике. 

Это не какой-то литературный шедевр. Скорее авторские зарисовки о людях и событиях на фоне девяностых. Достоверные и в меру яркие, с точки зрения другого человека и под другим углом. Что удивительно, никакой чернухи. 

Еще мат. В моем окружении нет личностей, которые «на ём разговаривают», но я знаю, что эти люди существуют в природе. Даже слышу иногда на улицах своего города. 

В книге иная ненормативная лексика – характеризующая персонажей. Тот случай, когда с выкидыванием слова из песни, безвозвратно уходят смысл и эмоция. 

Я прямо вижу, как корежит бедного автора, тонко чувствущего филолога, когда она дрожащей рукой записывает слова этой песни. Не позавидуешь. 

Девяностые, да. Было то время. Стало это. Жизнь. 

Всем желаю жить и радоваться. С наступающим!

]]>
<![CDATA[«Корабельные новости», Энни Прул]]> http://sakhalinart.com/blog/post/korabelnyie-novosti-jenni-prul http://sakhalinart.com/blog/post/korabelnyie-novosti-jenni-prul Пн, 23 Дек 2013 00:00:00 GMT

Или вот с другой стороны зайду. Есть на Земле места, малопригодные для жизни. Потому что холодно и мало солнца. Там, конечно, живут люди. Но и уезжают все время. А приезжают редко. Ну там работа вахтовая, еще что-то. А те, кто живут и уезжать не собираются, потому что – родина или корни, они по-другому живут, чем в других местах, многопригодных для жизни. 

Еще, например, человек живет пассивно. Проживает. Никаких телодвижений не делает, чтобы изменить-улучшить. А ситуация его развивается вниз. Хуже и хуже жить становится. События всякие происходят. Как будто выдавливают из текущей жизни. Вынуждают. А человек все равно терпит, сцепив зубы. Не понимает. Тогда Провидение посылает кого-то, кто может словами рассказать или предложить, что и как нужно сделать. 

Уехать от неважнецкой жизни в Нью-Йорке в другую жизнь на Ньюфаундленд. 

Холодно, много снега, ветра и моря. Рыбалка. Люди странные. Не будет других подробностей. 

Книга потрясающая и замечательная. 

]]>
<![CDATA[«Одри Хепберн», Дональд Спото]]> http://sakhalinart.com/blog/post/odri-hepbern-donald-spoto http://sakhalinart.com/blog/post/odri-hepbern-donald-spoto Пн, 16 Дек 2013 00:00:00 GMT

Описание жизни.

Требуется ли объективность?

Сухое перечисление важных (интересных) жизненных вех или цветистое описание по способностям автора?

Насколько факт остается фактом в изложении третьих лиц?

Чего ждет читатель, открывая книгу с биографией? Острого, горького, соленого?

Я-читатель ждет изложения фактов. По возможности, неизвестных мне фактов. Описанных удобоваримым языком (в идеале).

Я-читатель не ждет трактования мыслей и чувств, додуманных автором. Я сама умею додумывать.

Известные личности – потому и известные, что жизнь их проходит на виду, многое транслируется СМИ.

Дублировать общеизвестное, собранное в один источник, – вариант, не представляющий ни художественной, ни какой другой ценности. Добавьте еще заунывность повествования и неподъемный объем. Автор потрудился, бесспорно. Респект за скрупулезность и методичность. Но.

Разве можно было так обойтись с яркой, легкой и нежной Одри Хепберн?!

Разве она сама хотела бы, чтобы ее биография выглядела тяжеловесной и унылой?

Честное слово, приемлемее перечислить в хронологическом порядке даты значимых событий и приплюсовать фильмографию. Не айс, но хотя бы кратенько.

]]>
<![CDATA[«Часть целого», Стив Тольц]]> http://sakhalinart.com/blog/post/chast-celogo-stiv-tolc http://sakhalinart.com/blog/post/chast-celogo-stiv-tolc Пн, 09 Дек 2013 00:00:00 GMT

Это очень длинный роман. В паре абзацев о нем ничего не расскажешь, потому что он разный. Можно методично исследовать главы и части, подглавы и подчасти, препарировать немногочисленных персонажей. И таки выстроить систему. Надо сказать, логичную и стройную. Сухой язык цифр – это не здесь. Здесь сложно и примитивно. Замороченная жизненная философия (автора?) и конъюнктурные сериальные ходы – тоже здесь – экшн и неторопливые размышления о вечном…

Мне хотелось отложить чтение на потом, но никак.

Если есть избыточные силы и время, читайте.

 

В паре абзацев все же посочиняю, как мне видится идея создания этой книги.

Кажется, что сначала автору нестерпимо захотелось увековечить на письме встречу через двадцать лет двух братьев, один из которых считался погибшим. Автобиографический ли это момент или где подсмотренный, не скажу. Просто встреча, просто через двадцать лет – это банально и не комильфо, согласитесь. Пришлось придумывать и продумывать оригинальные истории о каждом из родственников. Фантазии не занимать. И понеслось. Уух! Остов романа такой.

Кроме того, думается, автор немало времени провел в размышлениях о цели и смысле жизни вообще и в частности. Самокопание, самоопределение, саморазбирательство и самосовершенствование. Выводы были ненавязчиво и навязчиво вплетены в полотно, украсили и обезобразили роман. Так что, соберетесь читать, заведите отдельную тетрадочку для выписывания цитат. Очень хороших, хороших и так себе.

]]>
<![CDATA[«Божественные тайны сестричек Я-Я», Ребекка Уэллс]]> http://sakhalinart.com/blog/post/bozhestvennyie-tainyi-sestrichek-ja-ja-rebekka-ujells http://sakhalinart.com/blog/post/bozhestvennyie-tainyi-sestrichek-ja-ja-rebekka-ujells Пн, 02 Дек 2013 00:00:00 GMT

Это были выводы как невыводы. Думалось совсем о простом.

Скажем, живет в России в самом начале ХХ века обычная молодая семья. Горожане, может москвичи или питерцы, или самарцы, не суть, средний класс. Она ждет ребенка. Он работает и по-мужски строит планы. Они знать не знают, ничуть не догадываются, что их ждет, что ждет страну. А впереди – 1905-й, 1907-й, 1910-е, 1914-й, 1917-й, …1933-й, 1941, …1953-й, 1956-й. Очень плотно, между прочим. (Это кратенько и по верхам.) Каждая веха – точка отсчета. Глобально, фундаментально. Так, что не может не оказать влияния на отдельно взятую семью. События, которые не проигнорируешь, не отсидишься пару-тройку суток за железной дверью с полным холодильником.

И все это в рамках одной (не самой долгой) человеческой жизни.

Представляете, как лихорадило страну и каждую семью в отдельности?! Ломалось или крепло. Терялось, находилось и снова терялось. И по-другому не было. Не могло быть.

Это все к книге не имеет отношения.

Просто есть еще Америка, на территории которой давненько (со времен гражданской войны 1861–1865 годов) не было событий больших масштабов. Можно, конечно, вспомнить великую депрессию. Все равно несравнимо с Россией.

То есть среднестатистическая американская семья может жить-поживать без внешних потрясений, раздираемая только внутренними, обусловленными личностными характеристиками родственников. Это как раз о книге. Есть семья, есть противоречия. Внутренние, без всякого вмешательства извне.

Мать и дочь. Для меня острая и болезненная тема. Всегда.

Американский юг. Соответственный колорит.

Книга понравилась.

]]>
<![CDATA[«Тетя Ася, дядя Вахо и одна свадьба», Маша Трауб]]> http://sakhalinart.com/blog/post/tetja-asja-djadja-vaho-i-odna-svadba-masha-traub http://sakhalinart.com/blog/post/tetja-asja-djadja-vaho-i-odna-svadba-masha-traub Пн, 25 Нояб 2013 00:00:00 GMT

Никто не говорит о близком круге (семья, старинные друзья). Хотя и сюда пробрались фальшь и осторожность. Не буду примеры приводить. Общеизвестно.

Мы (бывшее пространство СССР), как водится, отстаем от цивилизованного мира. Поэтому кое-где остались целые города (деревню вообще в расчет не принимаем – это отдельная статья и ипостась быта и нравов), живущие как прежде. Искренне, взахлеб, вмешиваясь в личную жизнь соседей, бесцеремонно врываясь в частное пространство, нарушая границы с целью внести посильную лепту, помочь или, на худой конец, просто поучаствовать и удовлетворить любопытство: «Я свидетель, а что случилось?» Но никак не стоять на обочине, мимо, сторонним наблюдателем. Никак.

Можно по-разному к этому относится. Благодарить цивилизацию и автономную жилплощадь, хаять бесцеремонность и совместный быт. Неоднозначно.

Здесь девушка уехала (сбежала?) в столицу из такого города, где все про всех и со всеми. Закончила институт, работает, купила отдельную квартиру (ключевое слово – отдельную) и живет тихо и одиноко, не видя, не зная соседей по лестничной клетке. Счастлива? Непонятно. Живет да живет.

Телеграмма из города детства от не очень-то и подруги детства позвала на свадьбу этой самой подруги. И нельзя не поехать. Поехала, ага.

«И все завертелось». (©)

Экскурсы в прошлое, «экзерсисы» в настоящем. Смешно и грустно, честное слово.

Неожиданно для меня как-то встрепенулось и защемило внутри. Достучалось до глубин.

Не хочу и никогда не буду жить в этом (таком) городе. В моем окружении практически нет таких людей. А чувство тоски почему-то есть. И тепло.

Погадал бы кто на кофейной гуще, что ли.

]]>
<![CDATA[«Читающая кружево», Брюнония Барри]]> http://sakhalinart.com/blog/post/chitajuschaja-kruzhevo-brjunonija-barri http://sakhalinart.com/blog/post/chitajuschaja-kruzhevo-brjunonija-barri Пн, 18 Нояб 2013 00:00:00 GMT

Об обложке сразу говорить не будем. Кто-то считает ее манящей и соблазнительной, у меня иное мнение – и все тут.

Книга универсальной не получилась. Автор слишком многое захотела впихнуть в один роман и слегка переборщила. Тут вам и ведьмы с колдовством, и остров с собаками, и любовь с несчастьем, и религиозные фанатики с неуправляемым вожаком... И очень запутанные семейные связи.

Жанрово тоже определиться сложно. Триллер? Драма? Одно с элементами другого плюс психологически-клинические завертоны. 

Местами нудновато, но почему-то интерес держится – ведь должно все это как-то и чем-то закончиться. Должно. И заканчивается. Весьма неожиданно, между прочим. 

Своеобразный роман. 

Думаю, что книга все же в большей степени о причудливости человеческой психики. О том, на какие ухищрения она, психика, идет, чтобы защитить человека от самого себя. Пожалуй, это главное. 

И еще. В каждой главе – эпиграф – выдержка из руководства для читающих ипсвичское кружево. Так вот, это самое руководство я бы прочла с большим удовольствием. Оно, похоже, последовательно и по существу.

]]>
<![CDATA[«Арбузный король», Дэниел Уоллес]]> http://sakhalinart.com/blog/post/arbuznyii-korol-djeniel-uolles http://sakhalinart.com/blog/post/arbuznyii-korol-djeniel-uolles Пн, 11 Нояб 2013 00:00:00 GMT

Существуют ли на просторах южноамериканской глухомани эшленды или автор ностальгирует о месте и времени, которые могли быть, если бы? Неважно. В книге есть, и описываемые события происходят там.

В поисках прошлого в Эшленд приезжает восемнадцатилетний мальчик. Восемнадцать лет назад здесь в родах умерла его мама. Но до того успела многое сделать. В своей жизни и жизни городка. Поставить все с ног на голову. Изменить привычный ход событий. Цели у нее такой не было. Так получилось.

В первой части романа – чудесные монологи. Жители излагают свое видение произошедших давних событий. Колоритные, выпуклые и очень разные персонажи. И рассказы их такие же.

Вот опущу подробности. В конечном итоге захолустье погребено в очищающем огне.

А мальчик выяснил даже больше, чем собирался. Получил бесценный опыт.

Теперь ощущения. Как-то было многообещающе, а осадочек – как от низкопробной бульварной литературки. Но это не повод не читать. Восприятие индивидуально.

И еще один момент, который зацепил. Есть в Эшленде «городской сумасшедший». Он бескорыстно приводит в порядок придомовые лужайки горожан. Делает, что умеет хорошо. В местном кафе стоит кувшин, в который горожане кладут деньги для сумасшедшего. Кто сколько сможет и захочет. Это кажется человечным и правильным. Только это.

К обложке и аннотации у меня, по обыкновению, – претензии.

]]>
<![CDATA[«Загадка Ситтафорда», Агата Кристи]]> http://sakhalinart.com/blog/post/zagadka-sittaforda-agati-kristi http://sakhalinart.com/blog/post/zagadka-sittaforda-agati-kristi Пн, 04 Нояб 2013 00:00:00 GMT

В школе, как среднестатистический книжный ребенок, я читала что было – Конан Дойля и Агату Кристи. У меня даже диафильмы были с их произведениями. (Можно я не буду объяснять, что такое диафильмы?)

Дойль и его Шерлок были недосягаемы – сложны и умны. Даже Ватсон не приближал к земле ни на сантиметр. Интересно, очень, но мне не было места в той реальности.

С леди Агатой совсем иначе. Можно было постоять за портьерой, спрятаться в сундуке, светски пообедать-поужинать, прогуляться по настоящему английскому парку, перезнакомиться с людьми разных социальных слоев. Во все вникнуть и везде быть. Органично и близко. С мурашками и адреналином, с верой и надеждой.

Я самоуверенно полагала, что прочла все у Агаты Кристи. Тем больше было мое удивление, когда наткнулась на «Загадку Ситтафорда» О! Что это? Не может быть! Может.

Ностальгия.

На самом деле – это один из не самых типичных романов А. Кристи.

Для начала здесь не фигурируют ни мисс Марпл, ни Эркюль Пуаро. Здесь – причастная (косвенно и вне подозрений) активная девушка, ее неслучайный случайный помощник-журналист и собственно инспектор полиции раскрывают преступление.

Второй момент – нет ограниченного круга подозреваемых. То есть, по большому счету, убийцей может быть не только «садовник», но его жена и двоюродная тетя, живущая в Америке. Ну, это так, к слову.

Третье вытекает из второго или наоборот. Нет четкого замкнутого пространства. Точнее, есть, но находится далековато от убийства и служит, скорее, алиби.

Из типичного – картинки быта и нравов городка и деревни.

И самое типичное – преступник. Старинный принцип (в романах Агаты Кристи) – выбирай самого неподходящего персонажа на роль убийцы без мотивов и возможности совершить злодеяние, и он окажется виновным – работает. Вуаля!

 

]]>