| 15-Октября-2011, Книгиня

Дмитрий Горчев – по-настоящему большой русский писатель. И даже, как все большие русские писатели, уже умер. Недавно. В марте 2010 года. Сравнительно молодым. Не молодым-молодым, а молодым-постарше. Сорок шесть лет ему было. Я так непринужденно об этом говорю, потому что до сих пор не могу поверить, что его нет. Ведь остались его рассказы. Буквально десяток сборников. Выбрала этот, потому что перечитывала его последним. И обложка с рисунком автора нравится.

Рассказы в этой книге автобиографичные. Биография и география у писателя обширные. Большой разброс в профессиях и остальном.

Очень люблю рассказ «Дорога. Чуйская долина». В студенчестве Дмитрий Горчев и его товарищи работали проводниками в поезде Москва – Алма-Ата. По стечению обстоятельств железнодорожный начальник ссадил, мягко говоря, нетрезвых проводников на полпути от места назначения, сдав в милицию. Отсидев положенное, горемыки вышли на свободу. Дальше буду цитировать:

И вот, стоим мы, значит, во всем своем неприглядном виде на платформе станции и имеем ровно один рубль двенадцать копеек денег на двоих. Сумма эта, несмотря на очень высокую покупательную способность рубля в описываемые времена, была, тем не менее, совершенно недостаточной для того, чтобы эту самую станцию покинуть как можно скорее. А ближайшие два места, где нам могли бы дать взаймы хотя бы каких-нибудь денег, находятся от нас ровно в пятистах километрах: одно место на севере, другое на юге.
Мы присели в условной тени казахского дерева карагач, закурили одну на двоих последнюю сигарету, в двух места поломанную, и стали думать о дальнейшей нашей судьбе. Но ровно ничего хорошего никак не придумывалось.

Сейчас положение наше назвали бы тяжелой жестью, но в те времена так называли только листы (обычно ржавые) из прокатной стали, и поэтому напарник мой обозначил наше положение проще: «Кажется, нам п****ц». Я не стал с ним спорить.

И тут в голову мне пришла одна из редких действительно умных мыслей: «Слушай, Волоха, – сказал я напарнику, докурив сигарету до самого фильтра. – Вот мы сейчас стоим с тобой и думаем, как можно за рубль двенадцать добраться вдвоем до Алма-Аты. Но про это очень глупо думать, потому что сделать это все равно невозможно. Но мы все равно про это думаем и думаем. Поэтому давай-ка мы эти деньги пропьем, и тогда они не будут нам мешать думать по-настоящему».
Напарник мой посмотрел на меня с большим уважением, и мы пошли в пристанционный магазин, где купили бутылку яблочного вина за девяносто копеек, банку кильки с глазами и полбуханки черного хлеба. Кильку вскрыли одолженным в магазине хлебным ножом и съели в тени того самого карагача при помощи наломанных с него же веток. Ну, и все остальное тоже, конечно, съели и выпили.

И стало нам легко и просто...

Добрались они до места назначения, разумеется. Конец этой истории.

У меня случаются ситуации, когда «одним рублем двенадцатью копейками» (в прямом и переносном смысле) надо решить проблему. Но никогда не приходит в голову избавиться от них и «начать думать по-настоящему». Теперь-то приходит. Все рассказы дают повод поразмыслить «о времени и о себе». Причем эффективно поразмыслить и весело.

Надо еще про горчевский язык что-нибудь сказать. Сочный. С горчинкой. Терпкий. И еще десяток подобных эпитетов. И да, послевкусие. Перебор? Ничуть. Завидую всем, кто познакомится с книгами Дмитрия Горчева.
P.S. Да, моралистам, не воспринимающим ненормативную лексику (по-простому – мат), лучше не читать. Хотя нет. Все равно читать.

Ключевые слова: книги

blog comments powered by Disqus

Ключевые слова

(в разделе Творческие записки)