| 05-Января-2015, Тикк Полина

Представляем вашему вниманию альманах поэзии «Сахалинское утро», изданный в 1959 году.

Такое путешествие в прошлое нам подарила Раиса Чабан, перепечатав часть сборника и прислав ее в редакцию «Сахалин АРТ». Раиса долгое время жила в Лесогорске (Углегорский район), во время выхода сборника в 1959 году заканчивала последний класс в школе №1 в г. Шахтерске. В сборнике есть и ее стихи – под девичьей фамилией Быковская. В настоящее время она живет в Бердянске (Украина), возглавляет Центральное литературное объединение «Бердянск литературный», собрала материал для двухтомника «Паруса вдохновения», включающего литературное наследие Бердянщины за XIX, XX, XXI веков. Раиса Чабан – автор сборников стихов «Я люблю – прости мою вину», «Слепой надеждою живу».

Для многих из нас Сахалин – это место, где мы родились и прожили всю свою жизнь, а в конце 1950-х годов практически все население острова составляли люди, приехавшие из самых разных уголков Союза.

И сейчас, спустя 55 лет, поэты того времени рассказывают нам, каким видели Сахалин переселенцы, что их удивляло, трогало, вдохновляло. Стихи о сопках, тайге, туманах, путине, о знакомой нам островной отдаленности и, конечно же, о труде и партии. Вполне вероятно, что это – взгляд сквозь призму советской печатной цензуры и что стихи отражают лишь некоторые грани довольно суровой жизни на Дальнем Востоке. И все-таки главное в них – дыхание прошлой эпохи, искренняя любовь к Сахалину, его людям и удивительной островной природе.

Раиса Чабан

1 стр.

Сахалинское утро

Сахалинское книжное издательство

г. Южно-Сахалинск – 1959

2 стр. 

Коллективный сборник «Сахалинское утро» знакомит читателей с творчеством членов сахалинского областного литобъединения, работающих в жанре поэзии. В нём опубликованы произведения уже известных сахалинских авторов: П. Кобракова, Н. Петроченкова, Л. Токарева, А. Лисинского, И. Белоусова (их стихи печатались в местных газетах) и молодых, только пробующих перо: Р. Быковской, И. Савенко, П. Антакова, Н. Савенко и других. Это – рабочие, служащие, журналисты. Всем им надо ещё много учиться, совершенствовать своё мастерство, но ясно одно: они полны желания горячим поэтическим словом рассказать о сегодняшнем дне «острова сокровищ», о делах и жизни его тружеников.

Издательство просит читателей прислать свои отзывы о первом коллективном сборнике сахалинских поэтов.

 

САХАЛИНСКОЕ УТРО

***

Редактор А.С. Ткаченко. Худож. редактор В.М. Гевлич.

Тех. редактор Л.И. Мемешкина. Корректор И.А. Иценко

ВМ 03202 Сдано в набор 25/ХI – 58 г.

Подписано к печати 30/XI – 58 г. 

Формат бумаги 60x84 1/16. Объём 4,5 п.л.

2,6 уч.-изд. л., 2,25 б.л.

Тираж 2000. Заказ 5737. Цена 2 руб. 30 коп.

Сахалинское книжное издательство

-------------------------------------------------------------------

Тип. «Бланкоиздательство», г. Южно-Сахалинск,

ул. Адмирала Макарова, 114

 

(3 стр.)

 

Петр Кобраков

 

ПАРТИЯ

 

Всегда держа на партию равненье, 

Заботою её окружены.

Мы – солнечного века поколенье – 

Идём вперёд дорогами весны.

 

Цветёт земля, 

И нет просторов краше.

Нам все богатства Родины даны.

И потому

Сердца простые наши

Животворящей радости полны!

И потому

Под нашим небом чистым,

Где только зори ясные горят,

Мы поимённо помним коммунистов – 

Героев самых первых баррикад.

Нам не забыть

Их смертный бой с врагами,

Они в атаку поднимались в рост.

И вот горят крылатые над нами

Лучи кремлёвских негасимых звёзд.

И песни, песни льются над землёю.

Им, словно звёздам в небе, нет числа…

Такую жизнь, товарищ,

Нам с тобою

Родная наша партия дала.

 

4 стр. 

 

У ОКЕАНА

 

В дали синеют сопки-великаны,

Бежит волна по отмели шурша.

Вот-вот рассвет

Сквозь белизну тумана

Огнём лучей пальнёт по камышам.

 

С волненьем жду.

Впервые я увижу,

Как над водой,

С улыбкой свежих сил,

Тряхнув своею головою рыжей,

Взойдёт спокойно солнце у Курил.

 

Уже в долине

Птиц раздалось пенье,

И, взяв свой курс обычный,

На восток,

Спешит на боевое охраненье

Знакомый пограничный катерок.

 

***

Вот он –

Ярким солнцем озарённый

От подножья сопок

До вершин…

С добрым утром,

Остров обновлённый,

Близкий сердцу

Остров Сахалин!

 

Катит ветер

Волны голубые

По твоим прибрежным валунам…

Сколько лет

Вблизи родной России

Ты лежал,

Делённый пополам!

 

5 стр.

 

Но отныне 

Ты навеки с нами.

Призывая к жизни трудовой,

Огненное ленинское знамя

Гордо реет в небе над тобой.

 

 

***

Здесь за нерпой украдкой

Охотятся дикие звери,

Пробираясь к заливу,

Хитро приглушая шаги.

Великаном глядит

Каменистый обрывистый берег

Из-под шапки косматой,

Нависшей над морем тайги.

Белой лентой по скалам

Петляет крутая дорога, 

Я шагаю по ней,

И земля под ногами гудит.

Утром солнце, лучами

Коснувшись штыка часового,

Начинает свой путь,

Поднимаясь спокойно в зенит.

Далеко-далеко

Уплывают рыбачьи кунгасы,

И в прозрачной воде

Видишь взмахи уверенных рук.

Запоют рыбаки

Этим тихим предутренним часом,

Звонким эхом в ответ

Откликаются горы вокруг.

Помолчи, погляди

На бескрайний простор

И подумай,

Всё, что видишь окрест, –

По-хозяйски с умом принимай.

Не разлюбишь вовек 

Необъятный, немного угрюмый,

Но как эхо отзывчивый

Утренней свежести край.

 

6 стр.

 

***

Есть горный склон на Сахалине,

Где между каменных громад

Чернели только пни,

А ныне

Раскинул ветви белый сад.

Лепечут деревца-младенцы,

Легко поднявшись от земли.

Их рыбаки-переселенцы

Сюда с собою привезли.

Дивлюсь на них я непрестанно,

Мне кажется в краю глухом, 

Что эту пену океана

Занёс на сопку дикий шторм.

 

ВО ВЛАДИВОСТОКСКОМ ПОРТУ

 

Слева сопка

Высится у входа,

И корабль – 

Букашка перед ней.

Едут сахалинцы в отпуск

На полгода

Из далёкой стороны своей.

Чайки машут крыльями тугими.

И для них, знать, встреча дорога…

Вспомнились мне

Ставшие родными

Тонущие в море берега.

Вам они знакомы понаслышке,

А вот мне видны из далека:

На болоте – нефтяные вышки,

В синем море – лодка рыбака.

Вам лишь по газетам и журналам

Этот отдалённый край знаком,

 

7 стр.

А вот я бродил по диким скалам,

Слышал вой буранов за окном.

Шли не вы в горах

Под небом хмурым,

Там, где оплошаешь, – быть беде,

Где тайга медведицею бурой

Чутко наклоняется к воде…

Потому и дороги мне лица

Тех друзей, что прибыли сюда,

Знаю, сердца моего частица

В том краю осталась навсегда.

 

СТРОЙ

 

Когда идут бойцы, равняя строй,

Взгляни, как согласованы движенья.

В просторы песнь летит над головой,

Ведя и цементируя равненье.

 

Дойдут такие до любой черты,

За наше счастье вступят в битву смело…

Но вот представь на миг себе,

Что ты

В таком строю шагаешь неумело.

 

А наша жизнь? 

Ведь это тоже строй.

Учусь постичь её, не сплю ночами,

Чтоб путь пройти – короткий иль большой, -

Не путаясь у жизни под ногами.

 

8 стр.

Николай Петроченков

 

ГУДОК В ТАЙГЕ

 

За тридевять земель,

За тридесять хребтов

Мы шли тайгою утром росным.

Цветной зари узорчатый платок

Висел на соснах,

Багульник цвёл,

И мир вокруг сиял,

Невозмутимый, первозданный,

И вдруг внизу рванулся между скал

Гудок нежданный.

Он так легко и вольно голосил,

В горах десятикратно вырастая,

Что разом всё вокруг преобразил

И смолк, растаяв.

Куря летучим дымом в небосвод,

Огнём зари, как золотом облитый,

Встречая день, внизу шумел завод

Размеренно и деловито.

И снова мы идём в траве по грудь

За тридевять речных излучин,

Но был теперь наш долгий путь

Гудком озвучен.

 

9 стр.

 

ГЕОЛОГ

 

Тайга глуха,

Тайга дика.

В туманной дымке тает смутно.

Но найден клад.

Он вот – в руках,

А весит он всего полфунта.

Всего полфунта, двести грамм,

Кусочек радужного блеска…

Но год скитаний по горам,

Но радость с горем пополам – 

Всё в нём, в одном – 

Попробуй взвесь-ка!

Тайга, тайга,

Шумит шурша,

Угрюмо ропщет меж горами;

Но даже в шуме камыша

Сумей услышать, как шуршат

Шаги идущих площадями.

Но в далях, стиснутых тоской, 

Сумей услышать смех людской.

Ручей бежит, ручей звенит,

И жизнь бежит, и даль несётся,

И, может, будет позабыт

Невидный путь землепроходца.

Но будут города расти,

Цвести в тайге огней разливом,

Как вехи на его пути,

Тяжёлом, страдном и – счастливом!

 

РУЧЕЙ

 

В тайге меж берегов замшелых,

Чуть различим в тени ветвей,

Косноязычно и несмело

О чём-то булькает ручей.

Постой! Он сотни синих жилок

В распадках горных соберёт

 

10 стр.

 

И, похваляясь буйной силой,

Меж скал потоком заревёт.

И сопки в стороны раздвинув

Незримой властною рукой,

Отгрохотав в глухой теснине,

Покатит волны по равнине

Уже могучею рекой.

Стань над красавицей лесной,

Окинь седой простор глазами,

Услышь, как пенными валами

Он буйно спорит с тишиной, – 

И ты подумаешь о том,

Что сила наша в даль времён

Течёт великою рекою:

Всё глубже с каждою верстою,

Всё неоглядней с каждым днём.

 

УТРОМ

 

Предрассветный воздух чист и звонок,

Тихо, смутно, зябко и свежо…

Вдруг невнятно, будто бы спросонок,

Зачихал на мельнице движок.

Вздрагивают кони, шеи выгнув,

И жуют лениво удила.

Из травы кузнечиков повыгнав,

Жатка за околицу прошла.

И не возвещён ещё зарёю

День родится в шуме трудовом:

Кто-то звякнул на крыльце косою,

Чиркнул брусом, загремел серпом…

Небо на востоке зацвело – 

Разом обезлюдело село,

И тогда совсем уже некстати, 

Косарям вдогонку, невпопад

Зазвенел будильник в крайней хате,

Дребезжал минуты две подряд.

Но его никто уже не слышал:

В сутках меьше времени, чем дел.

И, видать, пока завод не вышел,

Он, упрямый, всё звенел, звенел…

 

11 стр.

 

ЗЕМЛЯКИ

 

Хоть к морю путь пока и долог – 

Ещё колёсами вагон

Звенит, – 

А будущий посёлок

Спланирован и размещён.

И допоздна, дымя махоркой,

Прикидывают земляки,

Где лучше строить – 

У реки

Или, быть может, на пригорке.

Что друг от друга раньше жили

За сотни вёрст – 

То пустяки.

Как балагурят остряки:

Коль на одном ветру сушили 

Портянки, – значит, земляки.

На необжитой,

Незнакомой,

Хоть и своей давно земле,

Мы с земляками, словно дома:

И труд, и песня веселей.

Дорога дальняя связала

В кружки земляческие их –

Механизаторов с Урала,

Животноводов костромских.

На берег вместе сходят, 

Вскоре

На карте значатся впервой

Колхоз «Азово-Черноморец»,

Посёлки Брянский, Костромской…

Кипучи новосёлов будни, 

В труде быстрей бегут года,

И вот на запад едут люди

Края родные повидать.

Неделю,

Месяц отдыхает 

В отцовском доме отпускник.

И вдруг по морю заскучает, 

Что видеть под окном привык,

 

12 стр.

 

И кажется – на той, обжитой,

Теперь навек родной земле,

Что сам себе ни говори ты,

А отдохнул бы веселей.

В вагоне иль в автомашине,

Случится, вступит в разговор:

Вы, говорите, с Сахалина?

Что ж не сказали до сих пор!

Ну, очень рад! Судите сами…

В глазах привета огоньки.

– Из Невельска?

Мы, значит, с вами…

Да, да, представьте, земляки…

Ну, как там с рыбой,

Как погода,

Как жизнь идёт в родных местах?

Как будто не был там три года,

Соскучился о новостях.

И тем подсказывать не нужно,

Для разговора – 

Напролёт

Весь день проговорят:

Как Южный?

Растёт по-прежнему?

– Растёт!

Пускай один из них с Урала,

Другой с Днепра или Оки,

Их трудовая жизнь связала,

Они отныне – 

Земляки!

 

 ***

Ещё не время по земле

Катиться вдаль багряным листьям.

Но по утрам туманы мглистей,

Роса – заметно тяжелей;

Ещё в сиреневом цвету

Неоголившиеся сопки,

 

13 стр.

 

Но огурцам невмоготу

Уже толстеть на солнцепёке.

И, вытянувшись до плеча,

Тревожно шепчется пшеница;

И людям нынче по ночам

От шума этого не спится.

Ведь всё, чем жили целый год, 

Подсчитывает осень срочно –

Сухой, бесстрастный счетовод,

Но самый честный, самый точный.

 

НА РАССВЕТЕ

 

Туман спускается с вершин,

Течёт в распадки осторожно,

Редеет темь, бледнеет синь

Над деревенькою таёжной.

Над сопкой зябко задрожав,

Звезда последняя погасла.

Задорно хвост лихой держа, 

Крикун-петух вскочил на прясло.

Захлопал радужным крылом

И, запрокинув гребень рдяный,

Хотел запеть…

А над крыльцом

Вдруг репродуктор маршем грянул.

И озадаченный горлан

Уже нисколько неспесиво

Повёл глазами торопливо

И спрыгнул, страхом обуян.

А марш всё ширился и рос –

Казалось, буря бушевала.

Рассвета древний запевала

Стоял внизу, понуря хвост.

И здесь, в тайге, иные дни,

Он был уже не нужен утром…

Так и запомнились они –

Смешной петух и репродуктор.

 

14 стр.

***

Я, глядя в эту тишь и синь, 

Смоленщины ревнитель,

Жду пуха лёгкого осин

И паутины нитей.

Но здесь природы нрав не тот:

Она то зноем полыхнёт,

То расслезится лужей,

То над землёю поведёт

Лиловым носом стужи;

То мирно спит – не разбудить,

То улыбнётся кротко,

То вдруг ветрами загудит,

Взревёт лужёной глоткой.

Но в добрый час в её тиши

И в ясности бездонной

Почувствуешь такую ширь,

Такойт простор свободный,

Что, не ища ненужных сходств, 

Постигнешь, успокоенный:

Везде прекрасное цветёт, 

Хотя везде по-своему…

 

ТАЁЖНОЕ ОЗЕРО

 

Оно открылось перед нами,

Как будто светлое окно,

В густом кустарнике, горами

Со всех сторон окружено.

Заря вставала молодая,

Светились лиственниц стволы,

Преображённый мир без края

Купался в озере и плыл.

Он был уменьшен под водою,

Синел, как будто под стеклом.

Но было что-то в нём такое,

Что вдаль манило и влекло.

 

17 стр.

 

ОТВАГА

 

Есть бухты муссонов,

Плащей и зюйдвесток,

На вахтах бессонных

Там слабым не место.

 

Оттуда в туманы, 

В дыханье торосов

Ведут капитаны

Отважных матросов,

 

Что с волнами споря,

В жестокие качки

Не просят у моря

Случайной подачки,

 

А в гуле моторном

Электротурбины 

В стремленье упорном

Пропашут глубины,

 

И сельдью сверкая, 

Заблещет, забьётся

Победа людская,

Что смелым даётся.

 

И полнятся трюмы

Добычей нелёгкой,

За мысом Угрюмым

На рейде Далёком.

 

Те дни штормовые

И жаркие ночи,

Рассветы скупые

Я видел воочью.

 

Припахших рассолом

Я видел на стуже

Сынов комсомола

В работе и дружбе…

 

18 стр.

 

***

Ты стоишь далеко от Батуми, 

От Курильской гряды далеко,

Город белых ночей и раздумий – 

Колыбель моих первых стихов.

 

Сколько ярких и звонких мотивов,

Дорогих недосказанных тем

Я нашёл у холодных заливов,

На просторах за станцией Кемь!

 

Где на мостиках – строгие лица,

Руки крепко сжимают штурвал,

А у пирсов суда экспедиций

Объявляют разгрузке аврал…

 

Там под музыку Кольских буранов

И напевов полярных ветров

Называл я тебя капитаном

Остальных городов-рыбаков.

 

И теперь ты мне близок, но всё же

Через годы, за далью дорог,

Понял сердцем, что нынче дороже

Стал другой, островной городок.

 

Он, как ты, возле русского моря,

Рыболовных флотилий вожак,

В трудовом и бессменном дозоре

На далёких стоит рубежах.

 

 

***

У лоций моряк темнолицый

Бессонную вахту несёт – 

Седой ветеран экспедиций

Далёких полярных широт.

Он помнит походов немало,

В ледовых напаях суда,

И грохот, и скрежет металла,

И гул двухметрового льда.

 

19 стр.

 

От этого мёртвого гула,

Буранов и вздыбленных льдов,

Случилось, его потянуло

К теплу, в тишину, за Ростов.

Но там, у плетней и каштанов,

У заводей тихих донских

Он думал о дальних туманах,

О новых походах морских;

О том, как смиряя бураны,

Кроша вечно дремлющий лёд,

Советских судов караваны

Проходят до крайних широт.

 

Как с севером не породниться, 

С погодой его штормовой,

Сумевшим с ветрами сдружиться,

С морями связаться судьбой!

 

В ПУТИНУ

 

Плыли облака над Сахалином,

За хребты цепляясь и курясь,

Девушка на пристани путинной

Двое суток не смыкала глаз.

 

И пока пластала палтус липкий,

Нож казался маленьким смычком, 

А она – играющей на скрипке

Вдохновенно, страстно и легко.

 

Лентами шуршали транспортёры,

Откликались, пробасив, суда.

Словно в такт её движеньям вторил

Рокот беспокойного труда.

 

Чешуёй запудренные пряди

Под косынку вправив не спеша,

Девушка почувствовала вряд ли,

Как она казалась хороша.

 

20 стр.

 

***

В тебе, мне кажется, всё кстати –

Веснушек ласковый разброс

И чуть подстриженные пряди

Волнисто-пепельных волос;

 

Ума и преданности сгусток

В чертах упрямого лица,

Задор и грусть крестьянки русской

И верность сердцу до конца;

 

Очей глубоких, сероватых

Неотразимое тепло

И даже строгость резковатых

Правдивых мужественных слов.

 

И для меня ты всех красивей, 

Душой богаче и добрей –

В тебе так много от России

И от славянских матерей.

 

РАЗГЛЯДИ ЭТИ СТРОКИ

 

На косой снегопад негодуя,

На дежурного и стюардесс,

Самолёта попутного жду я

И в него без билета бы влез.

 

Разгляди эти строки без лоска

И почувствуй, как сердце щемит

Под завьюженным небом Свердловска

На последнем этапе к Перми.

 

Я готов расстоянье в полсвета

До окошка

Где ждёшь меня ты,

Пролететь в пассажирской ракете

И тропой пешехода пройти.

 

В дальнем крае, у сопок зубчатых,

У курильских ветров на пути,

Сколько дел трудовых непочатых

Ждут меня и тебя впереди.

 

21 стр.

 

***

Обходя этот маленький город

Рыбаков, капитанов и юнг,

Я забыл, что мне стукнуло сорок,

И опять беспокоен и юн.

 

***

Ты в жизнь мою вошла счастливой

Походкой в буднях трудовых,

Неповторимой и красивой,

Как песня редкая и стих.

 

ОСЕНЬ

 

У глаз твоих морщинок тени,

Пал иней ранней седины.

Зимы предвестник – день осенний

Встречаем с лёгкой грустью мы.

А может, нам не грустно вовсе,

Пока с тобою вместе мы,

Нас не страшит сегодня осень

И вьюги будущей зимы.

 

 

Ключевые слова: книги, поэзия

blog comments powered by Disqus

Ключевые слова

(в разделе Творческие записки)