| 05-Декабря-2011, Книгиня

Вам же не нужно рассказывать, кто такой Дуглас Коупленд? Не буду.

В этой книге все странно. Часто смешно, но грустно. Парадоксальным способом автор декларирует… семейные ценности.

За основу взята, конечно, та еще семья. Образцово-показательная мама – лекало с рекламной домохозяйки Америки 60-х. Папа (с мамой в разводе) с новой женой. И детки. Взрослые уже. Два сына и дочь-космонавт (настоящий, без кавычек).

И еще несколько персонажей, мягко говоря, колоритных.

Читаешь и изумляешься. Не за кого зацепиться. Некого полюбить или просто проявить симпатию. Это сначала.

Мама больна СПИДом. Каково? Для рекламной-то, образцовой домохозяйки. А заразилась вообще сверхъестественным образом. От старшего сына (больного СПИДом, ага), в которого стрелял папа (они вообще как-то всю жизнь не очень ладили). Пуля прошла навылет и попала в маму. Так бывает? Непринципиально. Здесь так есть.

Семейка собирается вместе, чтобы проводить дочь-космонавта, собственно, в космический полет. НАСА, все по-честному.

Тут события начинают всякие происходить. Быстро и много.

Конец – фантастический, но так хочется в него верить.

И, что удивительно, я уже всех полюбила, ко всем прониклась симпатией и сочувствием. Парадоксально.

– Уэйд?

– Ладно, моя суперспособность состояла бы в том, что я мог бы выстреливать из кончиков пальцев молнии – огромные молнии, как в документальных фильмах о природе, – и когда одна из таких молний поражала бы человека, то он падал бы на колени и, коленопреклоненный, оказывался в подводном мире, в таком месте, которое я однажды видел у восточного побережья Багамов, месте, где миллиарды электрических скатов подплывали ко мне и принимали в свою стаю, а потом этот человек возносился бы высоко в небо и вместе со стаей голубей порхал над Манхэттеном, над башнями Всемирного торгового центра, среди небоскребов, а потом... что же потом? – потом на него словно бы нападала слепота, и он чувствовал бы тоску по дому, такую, какой еще ни разу не чувствовал в жизни, такую, которая заставила бы его отказаться от всего, и его переносило бы ну, скажем... на недавно убранное кукурузное поле где-нибудь в Миссури. А потом он снова бы прозревал, и по краям поля появлялись люди – все, кого ему доводилось когда-либо знать, – и они несли бы тортики с кремом, и зажженные фонарики, и патефоны, которые играли бы давно знакомую песню, а небо становилось как на закате, как в диснейлендовских брошюрах, и человек, которого я поразил молнией, никогда больше не оставался бы один, без своих близких.

А я бы себе выбрала суперспособность исцелять прикосновением. Или лучше взглядом.

Ключевые слова: книги

blog comments powered by Disqus

Ключевые слова

(в разделе Творческие записки)