Автор: Кучава Светлана

Было больно, как будто ударили под дых. Лиза отошла от компьютера и оцепенело смотрела в окно. Ее Игорь… Как он мог так долго вести двойную жизнь? Она бы никогда и ни за что не поверила этому, если бы только что не убедилась в этом сама. И зачем она только вошла в эту комнату и подошла к компьютеру, озадаченная постоянными призывными «ойканиями» аськи? Жила бы себе тихо-спокойно, обустраивалась в новом доме, покупала чепчики-носочки для малышки. И что теперь? Уйти от мужа на шестом месяце беременности? Развестись? Но как это будет выглядеть со стороны? Поймут ли ее? Не пожалеет ли она? А вдруг это просто ошибка? Но нет, ошибки быть не могло. Это был ее Игорь под своим собственным, хорошо ей известным ником «Веселозавр». Ведь именно под этим ником он переписывался и с Лизой, когда они только познакомились. И иконка с аватаром та же – смешное нелепое чудище с большим пузом, держащее во рту кончик своего хвоста.

Она думала, что у них с Игорем все хорошо, что она любима и желанна. А когда их станет трое, они будут еще счастливей. Ведь это будет настоящая семья, в которой они будут уже не просто Игорем и Лизой, а мамой и папой их горячо любимой Катеньки (Лиза уже знала, что у нее будет девочка, и они с Игорем выбрали имя). Когда Лиза бывала в соседнем торговом центре и проходила мимо игровой комнаты, из которой время от времени раздавались сделанные по громкой связи объявления с просьбой забрать того или иного ребенка, чье время нахождения в комнате истекало, она много раз представляла себе, что пройдет два-три года, и по громкой связи будет раздаваться объявление: «Родители Кати Малаховой! Просьба забрать своего ребенка!»

Да, так ей думалось до этого дня, пока жизнь казалось легкой и безмятежной. А оказалось, что все совсем не так, как она себе представляла. Ее счастливая жизнь оказалась химерой. Оказалось, что ее Игорь – один из многих завравшихся, загулявших мужей. Оказалось, что она пополнила собой ряды обманутых, преданных, нелюбимых жен.

Недаром вчера вечером Игорь так настойчиво выпроваживал ее из библиотеки под предлогом того, что уже поздно, ей нужно ложиться спать, и он сам разберет коробки с книгами и бумагами. Лиза бросила взгляд на коробки – они были даже не распакованы. Видимо, как только за Лизой вчера закрылась дверь в библиотеку, Игорь сразу бросился к компьютеру. Наверное, он просидел за компьютером до поздней ночи или до раннего утра. А потом, когда он уезжал с друзьями на озеро, он просто забыл закрыть аську.

Ей было настолько больно, что она не могла дышать. Как во сне, она натянула пуховик прямо на домашнюю футболку и вышла во двор. С неба падал пушистый мягкий снег, все вокруг было белым, чистым, сверкающим, аккуратным, не то, что в городе, где под ногами вечно была какая-то неопрятная кофейная каша. Но сейчас она была не в том состоянии, чтобы восторгаться прелестями природы. Она взяла в руки снег и уткнулась в него лицом. Снег приятно обжигал разгоряченные щеки, но она даже не чувствовала холода. Она даже пробовала есть снег, как в детстве, чтобы перестать плакать, когда твердый снежок метко и больно ударял в спину на школьном дворе. Но это не помогло. Казалось, слезы лились помимо ее воли, как вода из крана с прохудившейся прокладкой. Она еще долго стояла во дворе. Сколько – она не помнила. Потом она просто подумала, что нужно, наверное, заходить в дом. Не потому, что замерзла, а потому, что просто так было надо. Ведь простужаться ей было нельзя. Хотя об этом она сейчас думала меньше всего.

Ей хотелось выплакаться, поговорить с кем-то и она решила позвонить маме. Звонить подруге ранним утром выходного дня вряд ли было хорошей идеей. Да и стоило ли вот так сразу все на нее вываливать? Уж лучше не по телефону, лучше встретиться потом, уткнуться в ее вкусно пахнущий Estee Lauder свитер и все рассказать, пожаловаться, спросить совета, может быть, попроситься к ней на недельку. Пусть Игорь помучается, поищет ее.

Мама сняла трубку после двух гудков. «Але, Лиза? Почему ты плачешь? Что случилось?» «Мама,.. Игорь... я такое про него узнала... мне трудно об этом говорить...» И Лиза выпалила все на одном дыхании. По детской привычке она ждала сочувствия, утешения. Но ответ мамы как будто окатил ее холодной водой. «Лиза, а ты не могла ммм... ошибиться?» От растерянности Лиза чуть не лишилась дара речи. «Ошибиться, мама, да ты что? Я ведь своими глазами видела эту переписку!» «Ну, а вдруг со стороны Игоря это лишь какая-то игра, розыгрыш? Вдруг это вообще не он писал? Вдруг это кто-то все подстроил? Ты же знаешь, люди злые, завистливые бывают». «Мама, ты не понимаешь... Как ты можешь так говорить.. Какой еще розыгрыш?! Ведь сегодня не первое апреля», – и Лиза бросила трубку, разрыдавшись еще больше.

Ей казалось, что она проваливается в ад - от осознания собственной ненужности, от обиды и горя. Лиза схватилась руками за живот – там, внизу что-то вдруг предательски кольнуло. «Только этого еще не хватало!», – подумала она и присела. Как оказалось, присела Лиза не зря. Затрезвонил телефон. «Наверное, мама. Сейчас будет утешать», – пронеслось у Лизы в мыслях. Трубку брать не хотелось, но телефон упорно звенел.
………
Лизина мама, Елена Витальевна, все списала на излишнюю впечатлительность дочери, еще более обострившуюся в связи с ее «интересным положением». «Игорь? С другой женщиной? Что за чушь такая?!», – думала она. Игорь и самой ей был очень симпатичен, и у них были прекрасные отношения. Все трое в этой семье были просто счастливы, что их обошло это извечное анекдотическое противостояние под названием «зять-теща». «Эх, была бы я помоложе, я бы его у тебя отбила», – говаривала Елена Витальевна в шутку дочери.

Однако Елена Витальевна не была такой уж альтруисткой, способной полюбить зятя лишь за красивые глаза и легкий, веселый нрав. Для нее большое значение имело не только это, но и очень стабильное финансовое положение Игоря. Елена Витальевна не раз мысленно крестилась с облегчением, так как считала, что, выйдя замуж за Игоря, Лиза обеспечила не только себя, но и ее. Ведь страшно подумать, какое безрадостное будущее могло ожидать учителя черчения на пенсии. Поэтому потерять Игоря как зятя совсем не входило в ее планы. Да она и не собиралась его терять. Поэтому она решительно оделась, подошла на 5 минут к зеркалу и вышла из дома. «Приеду без предупреждения, – подумала она, – так даже будет лучше». Намерения у Елены Витальевны были довольно решительные. А именно – выбить непонятно откуда взявшуюся дурь из Лизиной головы.
………
Телефон все звонил и звонил, а Лиза никак не могла выйти из своего оцепенения. Судя по датам и событиям, упоминаемым в переписке Игорем и той, другой женщиной, они были знакомы еще до Лизы. «Но зачем, почему тогда Игорь женился именно на мне?», – размышляла Лиза.
………
Наконец она решила взять трубку. «Лиза, держись, случилось несчастье. Мы поехали кататься на озеро. Лед не выдержал...», – она узнала голос Васи Тяпочкина, бывшего у них свидетелем на свадьбе…
………
Когда Елена Витальевна подошла к дому Лизы и Игоря, она заметила, что у дома стоят несколько машин. «Вот и славно, что помирились. Гости ведь у них. Значит, не могли они не помириться», – с облегчением вздохнула про себя Елена Витальевна. Она поднялась на порог дома. Дверь была приоткрыта. «Странно, вроде бы гости, а тихо, – подумала она – наверное, они все на втором этаже. Когда Елена Витальевна зашла в дом, то увидела Лизу, сидящую, сгорбившись, в кресле, и друзей Игоря, молчаливо стоящих около камина. Лиза поднялась навстречу матери, и Елена Витальевна вдруг увидела, какое каменное и постаревшее было у нее лицо. Она никогда не видела Лизу такой. Она с испугом посмотрела на дочь. Наверное, любой матери было бы страшно увидеть своего ребенка таким внезапно постаревшим. «Мама, Игоря больше нет», – сказала Лиза. «Как нет? Лиза, что ты говоришь? Ты с ума сошла? Ты что, его выгнала?»

«Вы все не так поняли, Елена Витальевна, – сказал Вася Тяпочкин, подходя к ней и мягко обнимая ее за плечи. – Мы на озеро сегодня поехали – кататься на снегоходах. Мы все успели проскочить. А под Игорем лед треснул. Видимо, не успел как следует замерзнуть, или Игорь слишком медленно ехал. И вот... Игорь ушел под лед вместе со снегоходом». «Господи», – Елена Витальевна схватилась за горло. Когда она волновалась, она всегда хваталась за горло, как будто задыхалась.
………
Заботы по организации похорон взяли на себя друзья Игоря. Да и как было иначе, ведь Лиза была просто не в состоянии. Она чувствовала себя как будто деревянной или окаменевшей.

«Хочешь, поживи пока у меня», – предложила подруга после поминок. Она ведь знала, что у Лизы не совсем радужные отношения с матерью. «Нет, спасибо, я справлюсь», – ответила Лиза, садясь в машину.

Она вошла в дом, который когда-то был ИХ домом. Подошла к компьютеру. За несколько дней он даже не завис, хотя и оставался включенным все это время. Окно аськи маячило внизу экрана. В нем по-прежнему значился только один диалог – с Милашкой. Как будто собеседник Милашки только что был тут и отошел от компьютера буквально на пару минут – на кухню, заварить себе чаю. «Милашка, Милашка, – подумала Лиза, – скажи мне, кто ты – блондинка, брюнетка, какой у тебя цвет глаз, как ты любила моего Игоря». И Лиза открыла диалоговое окно.
Пальцы сами набрали на клавиатуре слово «привет». Ответ последовал сразу же. «Гоша, привет! Ну, где ты пропадал так долго?»

«Господи, нужно сказать ей правду. Не могу же я переписываться с ней от лица Игоря!» Лиза щелкнула по вкладке «Контакты» и открыла профиль «Милашка». «Анна Иратова, город Сургут», – прочитала она с замиранием сердца. «Так вот кто ты, Милашка.. Ну что же, давай знакомиться», – и Лиза набрала в легкие побольше воздуха, как перед погружением в воду.

«Анна, – застучали по клавиатуре Лизины пальцы, – это не Игорь, это его жена. Меня зовут Лиза. Я решила Вам сказать, что Игоря больше нет. Думаю, что Вы тоже имеет право это знать», – Лиза остановилась и перевела дух. Сердце ее бешено колотилось в ожидании ответа Милашки.
– Гоша, что за неудачные шутки? – незамедлительно последовал ответ, – и почему твой телефон все время выключен?
– Да нет же, Анна, это, к сожалению, не шутки. Это на самом деле я, Лиза, жена Игоря.
– Это вы специально говорите, чтобы мы больше не общались? Зачем вы влезли в нашу переписку?
– Анна, поверьте, мне очень нелегко об этом говорить. Но я просто хотела быть честной с Вами. Игорь действительно погиб…
– Господи, что случилось? Этого не может быть!
– Анна, я тоже никогда не думала, что это может случиться. Игорь погиб, катаясь на снегоходе. Провалился под лед на озере. Его не успели спасти. Друзья уехали вперед, а он отстал.
– Когда похороны? Я приеду.
– Уже похоронили. Я... Я собиралась Вам написать, но..
– …………………
– Анна, что же Вы молчите?
– Анна?
………
Милашка вновь появилась в сети только спустя несколько дней. Все это время Лиза практически не отходила от компьютера, засиживаясь в библиотеке далеко за полночь. Утром, проснувшись, она первым делом спешила в библиотеку, чтобы включить компьютер и проверить, нет ли нового сообщения от Милашки. Лизе повезло, что она нашла пароль от аккаунта Игоря в его мобильном телефоне. Как ни странно, никакой Анны Иратовой в телефоне Игоря не оказалось. Возможно, она была там под другой фамилией. В контактах Игоря значилось несколько Анн, но не могла же Лиза звонить им всем подряд и спрашивать, не та ли это случайно Анна-Милашка из аськи... Много раз Лиза проверяла профиль Милашки в надежде, что кроме имени и фамилии найдет там еще какую-либо информацию – например, номер телефона или адрес электронной почты. Вдруг с первого раза она ее просмотрела, не заметила. Но никакой другой информации там не было. Не ехать же Сургут искать ее через адресное бюро... Лиза никогда не была в Сургуте. Да и сохранились ли в наше время еще адресные бюро? Она не была уверена.

Когда Милашка появилась в сети, Лиза все еще была в аське под ником Игоря. Как-то поздним вечером Милашкина ромашка вновь стала зеленой, и в диалоговом окне появилась строка:
– Лиза, Вы еще здесь? Мне до сих пор не верится.. Я не знаю, правильно ли я поступаю, что пишу Вам, но нам нужно поговорить.
– Да, Анна, конечно же, нам надо поговорить. Давайте, чтобы не бередить нашу общую рану, я зайду в аську под своим ником и добавлю Вас в свои контакты. Поймите меня, я больше не могу быть в сети под ником Игоря. Мне больно, мне не по себе.
– Жду!

Через 10 минут среди Лизиных контактов появилась Милашка. Ее аватаром была картинка-фотография, на которой были изображены яркие, сочные, чувственные, сложенные в полуулыбку-полупоцелуй губы. «Ради таких губ, наверное, забывают и о беременных женах, и обо всем на свете», – пронеслось в голове у Лизы. И она невольно облизнула свои высохшие, потрескавшиеся губы, которые она столько раз закусывала в минуты отчаяния, когда просыпалась ото сна, в котором видела Игоря, и не могла поверить, что больше его никогда не увидит. Лиза никогда не думала о том, какой была бы ее жизнь без Игоря. Собственно говоря, раньше у нее даже не было причин задумываться об этом. А потом, когда причина появилась, было уже поздно – Игоря не стало.
– Анна, здравствуйте, я ценю Вашу смелость, я... – Лиза не успела закончить сообщение.
– Я тоже ценю то, что Вы сами решили со мной заговорить.. Наверное, нам давно нужно было с Вами поговорить.. Либо мне давно нужно было убедить Игоря в том, чтобы он все Вам рассказал. И Игорю тоже нужно было набраться смелости и рассказать Вам все, как есть. А то он все прятался и скрывал от Вас свои секреты как провинившийся мальчишка. Не стоило так делать.. Мы оба хороши.. Но не воспринимайте это так, что я прошу у Вас прощения. Мне не за что перед Вами виниться. Я тоже имею право на свой кусочек счастья. Почему Вы сразу не написали мне про Игоря? Боялись, что мой приезд будет неуместен?

Лиза несколько раз порывалась вставить свою реплику, но Милашка каждый раз опережала ее. Ей было, что сказать. И Лизе тоже.
– Анна, давайте договоримся, что мы будем писать друг другу по очереди. Мне тоже хочется многое сказать Вам.
– Хорошо, договорились.
– Анна, сколько Вам лет?
– Разве это имеет какое-то значение?
– Мне просто кажется, что Вы старше меня. Ведь Вы давно знаете Игоря.. Мне... мне так хочется понять Игоря, зачем.. почему он так жил... двойной жизнью.
– Лиза, Вы уже никогда его не поймете. Как Вы сами сказали, его больше нет. И вообще, давай на «ты».
– Давайте! Извините, давай! Анна, поймите меня правильно, у меня внутри такой коктейль из чувств. Я люблю и одновременно ненавижу уже неживого человека. Человека, от которого у меня будет ребенок.
– Ребенок? Лиза, ты уверена? Ты делала тест? Игорь ничего не говорил мне об этом!
– Анна, я уже на шестом месяце.. Я давно уже сделала тест... и УЗИ тоже. У нас будет девочка.
– Лиза, я правда ничего не знала об этом. Значит, вот почему Игорь так долго тянул с этим последним, решительным шагом. И мне ничего не говорил..
– Расскажите.. Расскажи лучше, как вы с Игорем познакомились. Я и не знала, что он бывал в Сургуте.
– Ты много чего не знала об Игоре. Да и не надо тебе уже этого знать – ведь его больше нет. Мы знакомы с Игорем давно – со студенческих лет. Порой я и сама не знала, что это между нами – то ли любовь, то ли дружба. Нам было просто хорошо вместе – без всяких клятв и обязательств. Иногда мы не виделись неделями, месяцами. Но потом, когда встречались, то уже не могли друг без друга. Потом так получилось, что я встретила одного человека и даже вышла за него замуж. Как видишь, я тоже была замужем. Но через какое-то время я поняла, что это все не то, что мне нужно. А Игорь уже встретил тебя. Иногда мне казалось, что он женился на тебе мне назло, чтобы сделать мне больно – так же больно, как сделала ему в свое время я, выйдя замуж за другого человека. Все мы делаем ошибки. Но никогда не поздно признавать эти ошибки. И признаваться в этом самому себе. В этом суть! Не в просьбе о прощении за совершенную ошибку, а именно в признании своих ошибок! И вот мы с Игорем признали свои ошибки и поняли, что не можем друг без друга. Я давно уже рассталась со своим бывшим мужем. Но Игорь... Я не знаю... Может быть, ему было тебя жаль. Может быть, он был слишком ответственным человеком. Может быть, он боялся сделать последний решительный шаг... Боялся причинить тебе боль, ранить тебя. Ему ведь по-своему было хорошо с тобой. Ему нравилась твоя молодость, свежесть, непосредственность. А я... Я ждала, когда он решится. Я же привыкла так – без всяких клятв и обязательств. Я не знаю, поймешь ли ты когда-нибудь. Он и без меня не мог, и без тебя одновременно..
– И всё-таки, Анна.. Зачем ты.. Зачем Вы так со мной? Разве Игорь не был для Вас чужим мужем? Разве Вас это не смущало?
– Лиза, я никогда не давала обязательств быть хранительницей твоего домашнего очага! Пойми это! Игорь никогда не был для меня чужим мужем! Он был просто Игорем, которого я знала почти половину своей жизни. И вообще, Лиза, послушай меня. У меня больше жизненного опыта. В жизни все так сложно. Нет чисто белого и чисто черного. Много полутонов. У каждого из нас есть свой внутренний мир, своя жизнь. Что такое человек? Человек слаб. Он соткан из привязанностей, желаний, жажды познания чего-то нового. И никто не может спрогнозировать, что в тот или иной момент одержит в нем верх – старая привязанность или жажда познать что-то новое. Каждый волен поступать так, как ему захочется, это его выбор. И только перед богом ответственность у каждого.
– Вы оправдываете себя и Игоря?
– Лиза, еще раз повторяю, я не собираюсь перед тобой оправдываться. И про Игоря – не надо так.. Знаешь, есть такая поговорка: о мертвых или хорошо, или никак. Тебя он тоже любил, Лиза. Я уверена. Что-то его в тебе цепляло. Иначе давно бы уже нашел возможность и способ расстаться с тобой.
– Анна, я все равно не понимаю Вас. Как Вы так могли.. Вы же невольно способствовали тому, что Игорь меня обманывал..
– Да ты никогда и не поймешь этого, пока сама не прочувствуешь это на себе и не поживешь вольной, незамужней жизнью. Ты привыкла жить за спиной у Игоря, быть ЗА мужем. Ты сейчас рассуждаешь с позиции замужней женщины, оскорбленной добродетели. А я – с позиции вольной птицы. Знаешь, как правило, одинокий человек никому ничем не обязан. А ты абстрагируйся от своего положения замужней женщины, и тогда все произошедшее предстанет перед тобой совсем в другом ракурсе. А вообще, быть незамужней, свободной, и в то же время самодостаточной, оптимистичной и не утратившей веру в светлое будущее, не так уж и легко, это может не каждая. Это тебе так, к сведению. И еще, Лиза, нужно всегда иметь смелость принимать то, что с тобой происходит, делать выводы и идти дальше, а не топтаться на месте и не рыть яму все глубже и глубже. Потому что эту яму ты роешь в первую очередь для себя. Так что попробуй отнестись к этой ситуации как просто к одному из этапов твоей жизни. Соберись с силами, вздохни полной грудью, перешагни через руины и продолжай жить. Забудь все обиды. Этим ты, прежде всего, освободишь себя. Вот увидишь, как камень с души свалится. Я ведь не просто так это тебе рассказываю. Мне ведь тоже в жизни очень несладко порой приходилось. Я понимаю, тебе сейчас очень плохо. Но не копайся в своем прошлом. Прости Игоря, прости себя.. Все пройдет, вот увидишь.. Эта боль дана тебе не на всю жизнь..
– Знаете, Анна, мне все равно очень сложно смириться с мыслью, что я не была для Игоря единственной. Я не представляю, как ему удавалось так искусно маскироваться.
– Детка, я бы на твоем месте не стала доверять на 100% ни одному мужчине на свете. Поверь мне, мужчины полигамны. И ты либо принимаешь этот факт, либо не принимаешь и испытываешь всю дальнейшую жизнь муки от бессилия изменить мужскую природу.
– Мне кажется, что Вы очень циничны.
– Я не цинична, Лиза, я просто называю вещи своими именами. А ты пытаешься загнать бесспорные факты в какие-то свои рамки, в которые эти факты упорно не хотят вписываться.
– Анна, скажите мне, а почему Вас нет в телефоне Игоря?
– Все-то ты хочешь знать. Знаешь, как сказал один из древних: «Многие знания рождают многие печали»? Ладно, скажу. Фамилия «Иратова» досталась мне от мужа. А Игорь всегда знал меня как Галецкую. Проверь на букву Г и увидишь, что я там есть.
«Анна Галецкая – звучит очень красиво», – подумала Лиза.
………
За такими беседами прошло несколько дней. Каждый раз Лиза терпеливо ожидала, пока Анна появится в сети. И однажды, неожиданно для себя самой, Лиза написала:
– Анна, я хочу с Вами увидеться. Приезжайте ко мне!
– Помнишь, ты сама сказала: «Давайте по очереди»? Так что давай-ка сначала ты ко мне. Шесть месяцев – срок не такой уж большой. В самолет посадят. А потом, если сложится, и я к тебе прилечу. Как раз к родам. Помогу чем смогу. Заодно и Игоря «проведаю». Договорились?
– Хорошо, буду звонить в «Аэрофлот», узнавать насчет билета. Тогда напишу, как забронирую. Вы меня встретите в аэропорту? Ведь я никогда не была в Сургуте.
– Ну конечно встречу, давай, звони в свой «Аэрофлот»!
………
Лиза набрала номер Аэрофлота. На другом конце провода заиграла волнующая музыка. Сегодня был явно ее день. «Первый освободившийся оператор» ответил довольно быстро. «Мне один билет до Сургута, пожалуйста», – сказала Лиза.
………
«В Сургут? К ней? В твоем положении? Ты с ума сошла!» – сказала Елена Витальевна, как отрезала. «Мама, я взрослый человек. Я так решила», – ответила ей Лиза. «Лиза, ты уверена, что ты этого хочешь?», – спросила подруга. «Абсолютно уверена», – сказала Лиза.
………
Лиза сидела в кресле самолета. «Дамы и господа! Через 20 минут наш самолет совершит посадку в аэропорту города Сургута», – оповестил пассажиров приятный женский голос. Самолет пошел на снижение. Лиза посмотрела в иллюминатор. «Облака, где вы спрятались? Звезды пьяные смотрят вниз. И в дебри сказочной тайги падают они», – пронеслось у нее в голове.
………
Лиза проснулась от того, что кто-то нежно щекотал ее за ухом. Когда она открыла глаза, она увидела перед собой лицо Игоря – румяное, с мороза.
– Привет, Лисенок! Я дома. Кстати, у нас гости. Спустишься к нам?
Лиза чуть не подпрыгнула в кровати.
– Игорь, ты жив! Мне такое приснилось! Игорь, пожалуйста, никогда, слышишь, никогда больше не уезжай от меня!
– Лисенок, ну что с тобой? Успокойся, пожалуйста. Я здесь, я рядом, я замерз. Погрей меня!
И Игорь забрался к Лизе под одеяло как был – в толстом свитере, пропахшем соляркой, и брезентовых штанах.
Лиза повернула к Игорю голову и пристально посмотрела ему в глаза.
– Игорь, скажи мне правду. Кто такая Анна Иратова, которая на самом деле Анна Галецкая?
Игорь с недоумением посмотрел на жену.
– Лиза, я не понимаю, о ком ты. Я не знаю никакую Анну Иратову или как ее там бишь...
– Галецкую.
– И Галецкую тоже не знаю.
– Игорь, я тебя очень прошу, не обманывай меня! Ведь вы давно уже друг друга знаете.
– Лиза, что ты себе напридумывала? Я же сказал, что не знаю никакую Анну.
– Игорь, она у тебя в контактах в аське и в телефоне! Прости, что я залезла туда, но ты тоже хорош. Зачем ты мне врешь? Зачем ты так со мной?
И Лиза зарыдала.
– Значит так, Лиза, давай-ка мы сейчас вместе проверим мой телефон и мою аську. Знаешь, я в общем-то не обязан этого делать. Но я делаю это для того, чтобы у тебя не оставалось никаких вопросов и сомнений. Мне твое душевное спокойствие и наша спокойная семейная жизнь дороже. И впредь, прошу тебя, не надо делать никаких нелепых предположений. Если ты что-то хочешь узнать, спроси у меня, и я сам тебе отвечу.

Игорь взял в руки телефон и открыл папку «Контакты».
– Вот, Лиза, посмотри сама на букву «И» и на букву «Г».
Лиза пролистала телефонную записную книжку и ничего не увидела ни на ту, ни на другую букву.
– Ну что, убедилась? Так, сейчас запущу аську.
Те минуты, пока программа сверяла логин и пароль, загружала контакты, пока ромашка превращалась из красной в зеленую, показались Лизе вечностью. Она подвинулась поближе к экрану и открыла аккаунт Игоря.
– Милашка, где же ты? – упорно всматривалась в контакты Лиза.
Но никакой Милашки там не было…

– Игорь, если у нас когда-нибудь будет девочка, давай назовем ее Катенькой! – неожиданно для себя сказала Лиза
– Обязательно назовем! – ответил Игорь с улыбкой.
………

– Лиза, Игорь, спускайтесь! Мы замерзли, мы горячего чаю хотим! – раздался снизу голос Васи Тяпочкина.
– Сейчас! Мы мигом, – крикнул Игорь и подхватил Лизу с кровати.

КОНЕЦ

Вернуться на страницу автора

Ключевые слова

(в разделе Авторы)