Автор: Кучава Светлана

Всем вам, наверное, знакомо состояние, когда ты лежишь в полном изнеможении в постели и долго не можешь уснуть, потому что у тебя болит голова/ зуб/ горло и прочие части тела (нужное подчеркнуть). Так лежала и Агния, ворочаясь в постели. Но болел у нее не зуб… Внутри у нее все горело огнём.
Агния решилась на убийство. Убийство Даши Анютиной. С Дашей у нее были давние счеты.

ЗАВЯЗКА
Когда-то в детстве (в каком это было классе, по прошествии лет уже позабылось) Даша отбила у Агнии влюбленного в нее по уши одноклассника Димочку. Димочка был очень перспективным мальчиком. Димочкин папа ездил в командировки за границу и привозил оттуда жвачки, мечту любого советского ребенка. Но Димочка сам жвачки не жевал – угощал ими Агнию. Все девчонки в классе завидовали Агнии черной завистью, но вмешиваться в их роман с Димочкой никто не решался. Решилась одна Даша Анютина.

Как раз перед Дашиным вмешательством у романа Димочки и Агнии случился апогей. Димочка был настолько влюблен в Агнию, что даже попросил маму назвать в честь Агнии свою новорожденную сестренку. Но мама восприняла димочкину просьбу в штыки. «Агния?! Как Барто?! Ну уж нет!» – гневно бросила мама Димочке. Она понимала, откуда «растут ноги» у димочкиной просьбы. И, кстати сказать, Агнию она почему-то недолюбливала. Возможно, потому, что за ней самой в школьные годы так никто не ухлестывал. И она Агнии поэтому даже завидовала. Так что сестренку было решено назвать Леночкой...

Агния и Даша принадлежали практически к одному типу внешности. Обе блондинки, обе с темными глазами, невысокого роста. Так что Димочка, наверное, был заложником одного и того же женского типажа. Это его и сгубило. Потому как дальше жвачками он одаривал уже не Агнию, а Дашу.

А дальше закружило, понесло. То ли Бог насмехался над Агнией, то ли Госпожа Фортуна потешалась над ней, но Даша Анютина стала преследовать Агнию – всегда и везде. Там, где была Агния, рано или поздно обязательно появлялась Даша Анютина со всеми вытекающими из этого последствиями. И последствия эти были для Агнии далеко не благоприятными.

Дашиной наглости хватило даже на то, чтобы поступить с Агнией в один институт и отбивать у нее однокурсников. Но это было еще полбеды. Настоящая беда пришла, когда в стан Даши переметнулся муж Агнии. «Понимаешь, мне с ней интересно по жизни и замечательно в постели. Такое редко бывает. А у нас с тобой так не было», – честно объяснил Агнии муж. Одуматься мужа Агнии не заставила даже любовь к дочке – большеглазой Оленьке.

Для Агнии наступил конец света. Она думала, что распадется на части. Нет, даже на элементарные частицы. Но пришлось как-то сгруппироваться и жить дальше. Распадаться на части не дала ответственность. За Оленьку. Хотя Агния частенько закрывалась в машине, чтобы не смущать дома Оленьку, и рыдала, и колотила кулаками по рулю, и клялась себе отомстить Даше страшной местью.

ДУСТ МЫШЬЯКОВ
Его электронный адрес был dust@mail.ru. Именно с такого адреса Агнии пришло долгожданное сообщение в ответ на ее объявление, размещенное в интернете. Агния решилась попросить об одной очень деликатной услуге. Знающие люди объяснили ей, что в объявлении не следует указывать подробности, а нужно указать лишь кодовое слово. Тот, кто откликается на такие объявления, сам все поймет. Агния вновь и вновь перечитывала сообщение, подписанное именем Дуст Мышьяков, и не могла поверить, что кто-то согласился ей помочь, пусть и не безвозмездно, и предлагал реальный план действий.

Дуст объяснил Агнии, что устранение человека не обязательно должно быть физическим. А точнее, всю грязную работу можно при наличии соответствующего опыта сделать руками этого же человека, т.е. жертвы.
«Сначала мы убьём ее репутацию. А потом ей ничего не останется, как покончить с собой», – объяснил он Агнии.

Агния доверилась Дусту и внесла требуемый аванс. А точнее, перечислила его на указанный Дустом кошелек Web-money.

Но потом Дуст Мышьяков сдулся вместе с полученным авансом. Агния поняла, что ее надули, развели на ровном месте. Но Агния не успокоилась. Огонек мести продолжал тлеть в ней. Тлеть и одновременно выжигать ей душу. Агния пробовала отвлекаться, но тщетно.

БОБР
В пятницу вечером Агния со своей дочкой Оленькой села в поезд Москва–Кисловодск. Ей предстояло отвезти Оленьку к бабушке и вернуться в Москву. Потом Агнию ждал вылет в Дюссельдорф к другу по переписке Рудольфу, с которым она познакомилась в интернете. От этой поездки Агния не ожидала ничего особенного. Судя по письмам, Рудольф был скучен и предсказуем. Не было в нем никакой искорки. Да и проблемами Агнии он не особо интересовался – не такой реакции ждала Агния от него на рассказы о своей нелегкой жизни. Зато Рудольф обстоятельно рассказывал о своем большом доме с гаражом, хорошей работе и частых выездах на пикники. Ну и делал какие-то полунамеки на то, что неплохо бы ему ездить на эти пикники не одному, а вместе с какой-нибудь очаровательной фрау. То ли мечта о совместных пикниках, то ли симпатичная мордашка Агнии на фотографиях, отправленных в Дюссельдорф по электронной почте, побороли жлобство Рудольфа, и он решился оплатить Агнии половину билета. «Не облез бы, если бы целиком оплатил», – думала Агния. Чего греха таить, такие мужчины Агнии совсем не нравились, и она долго раздумывала, ехать ли ей к Рудольфу или нет. «Ехать! – вынесла вердикт подруга, – не понравится мужик, так хоть страну посмотришь». И Агния решилась. Правда, пока решалась, билеты по самому дешевому тарифу уже были раскуплены, но уж как получилось. Все равно половина билета была оплачена – деньги Рудольф аккуратно перевел Агнии на счет. «Да и вообще, пусть радуется, что ты в самом деле к нему едешь, а то ведь могла бы его деньги и на шмотки промотать, и чего – через Интерпол бы он потом тебя разыскивал?» – сказала подруга, как припечатала.

Агния и Оленька зашли в купе. «А поезд вроде бы ничего, чистенький», – отлегло от души у Агнии. Она переживала, что решила сэкономить на дороге и взяла билеты на поезд, а не на самолет. Агния с Оленькой начали раскладывать свою поклажу под полками – Агния предусмотрительно взяла нижние места. «Вам помочь?», – вдруг донеслось откуда-то сверху. Агния и Оленька вздрогнули. От страха и неожиданности Оленька вцепилась матери в руку. Да и Агния порядком перепугалась – она была уверена, что кроме них в купе никого не было. Она подняла голову и посмотрела наверх. Из-за наваленных на второй полке матрасов показалась лохматая голова.

– Слушайте, вы что, совсем там? – гневно крикнула Агния и покрутила пальцем у виска. – Вы зачем людей пугаете?
– Чего? Я? Пугаю? Я что – такой страшный? – парировала голова.
– Мы думали, что здесь никого нет, а там вы прячетесь!
– Да ничего я не прячусь! Я давно там сижу, точнее лежу. Мне просто выспаться хотелось, вот я и зашел сюда, когда поезд еще не подали. И вообще – у меня футболка полосатая, вот вы меня на фоне матрасов и не заметили.
– А откуда вы знаете, где стоит поезд, когда его еще не подали? – удивилась Агния.
– Я много чего знаю, чего простым смертным знать не положено, – продолжила голова, смачно зевнув.
– Ну-ну, простые смертные сами управятся. Спите дальше! – пробурчала Агния.
– Да ладно вам! Давайте помогу!

За головой показалось тело, облаченное в полосатую футболку и драные джинсы, и спрыгнуло на пол. Тело ловко убрало под полки чемодан и две сумки и уселось за столик рядом с Агнией. Оленька села напротив и с любопытством принялась изучать незнакомца.

– Ну что? Будем знакомы? Я – Бобр! – и Бобр протянул Агнии на удивление ухоженную руку с аккуратно подстриженными ногтями и заговорщицки подмигнул Оленьке.
– А я – суслик! – нарочито серьезно сказала Агния, глядя Бобру прямо в его серые, нахальные глаза.
– Мама, а зачем ты сказала дяде, что ты суслик? – удивилась Оленька.
– А потому что мы сейчас будем играть в очень интересную игру!
– Да?! В какую игру? – оживилась Оленька.
– В зоопарк! – ответила Агния.
– А как в нее играть? Я правил не знаю! – недоумевала Оленька.
– А очень просто играть! Ты сейчас придумаешь, кто ты. Я – Бобр, твоя мама – Суслик. А ты кто? – разрядил обстановку Бобр.

«А он не такой уж и нахал, – подумала Агния. – Слава богу, а то ведь сутки в одном купе ехать».

Лето, несмотря на начало, обещало быть жарким. Несмотря на фирменность поезда, в купе было душно. Поезд остановился на каком-то богом забытом полустанке. «Мороженое, соки, воды!» – донеслось из приоткрытого окна.

– Мама, хочу мороженого, – заныла Оленька, – ну пожалуйста, ну почему ты мне никогда ничего не покупаешь?
– Оля, мы с тобой уже это обсуждали! Ты только что после ангины! Ну какое мороженое? А если ты у бабушки опять заболеешь?
– Вот всегда ты так! – надулась Оленька.
– Стоп, хватит ссориться, я сейчас, – и Бобр мигом улетучился из купе.
Агния только и успела заметить стоящую на полустанке тетку с картонной коробкой, как поезд начал трогаться. «Ну куда он? Ведь не успеет!» – испугалась Агния. «Вот вечно ты со своими капризами!» – напустилась она на Оленьку.

Поезд тронулся. Тетка с картонной коробкой исчезла из поля зрения. Бобр не вернулся. Агния выскочила из купе и побежала по коридору к вагонной двери. Путь ей преградила проводница.

– Куда? Не пущу! Тронулись уже!
– Да там человек от поезда отстал! Остановите, дерните свой стоп-кран, ну вы ведь можете!
– Какой еще человек? Из нашего вагона?
– Ну да, Бобр! – и тут Агния с ужасом поняла, что даже не знает настоящего имени Бобра.
– Какой еще бобр? Девушка, вы в своем уме?
– Я... я просто не знаю, как его зовут.
– А вот если не знаете, то идите на свое место! – грозно прикрикнула на нее проводница.

Агния вспоминал, что она оставила Оленьку одну и поплелась в свое купе.
– Мама! – кинулась к ней Оленька.
– Ты понимаешь, что ты натворила? Из-за тебя человек отстал от поезда! – накинулась Агния на дочку.
– Это кто тут отстал?

В дверях купе стоял запыхавшийся Бобр с эскимо и тремя ромашками.
– Детям – мороженое, женщинам – цветы. Только ромашек больше было. Пришлось с проводницей поделиться, чтобы не злилась на меня.
«Ну как на такого можно злиться?» – подумала Агния.

Сутки пролетели незаметно. Пока Оленька спала или играла в предложенный ей Бобром PSP, Агния с Бобром никак не могли наговориться. Они зачем-то рассказывали друг другу многое из того, что чужим людям знать друг о друге вряд ли надо. Когда поезд подошел к Кисловодску, Агния поняла, что Бобра ей будет явно не хватать.

– Ну пока, Бобр! – сказала Агния.
– Счастливо, Суслик! – отозвался Бобр, потягиваясь.
– Смотри, слушайся маму! – добавил он Оленьке.

«Неужели даже не спросит мой номер телефона? Или самой предложить?», – лихорадочно размышляла Агния. «Хотя нет, зачем предлагать, если он сам не спрашивает. Значит, ему это не нужно. Значит, не зацепила», – с сожалением решила она.

Через неделю Агния открыла дверь в купе поезда Кисловодск–Москва и застыла. На второй полке, свесив вниз ноги, сидел Бобр и играл в PSP.

– Опять ты?
– Заходи! Щас будем второй уровень вместе проходить!
« Это что? Судьба или просто совпадение?» – пронеслось в голове у Агнии.
– Ты знал? Знал, что я обратно на этом же поезде поеду? И знал, в какой день?
– Ну знал. А чё тут сложного? Я в твой билет подглядел, когда ты его проводнице показывала. Ты сначала по ошибке показала ей обратный билет.
– А как ты умудрился взять билет в это же купе?
– Мне опять про простых смертных разговор заводить? Или обойдемся без подробностей?
– А... Мы одни будем? Ты выкупил все места в купе? – догадалась Агния.

Агния и Бобр сидели на верхней полке и болтали ногами. Агния легонько толкнула Бобра плечом.

– А почему Бобр?
Бобр усмехнулся.
– Фамилия у меня такая – Бобрышев. Да и зубы передние раньше большие были – пока не выбил, катаясь на лыжах, и новые не вставил. А у тебя-то какое имя красивое – Агния.. Ты, наверное, вся такая огненная, горячая.

Бобр обнял Агнию.

Агния поняла, что это колющее, ноющее, свербящее чувство – чувство мести – наконец в ней истлело.
Агнии вдруг сделалось хорошо и спокойно – как никогда. На душе у нее прояснилось, как на небе после долгой непогоды, и стало светло. Она больше не хотела убивать Дашу Анютину. Агния поняла, что она, наконец, нашла свое счастье, и с Бобром ей уже никто не страшен – ни Дуст Мышьяков, ни конец света, ни даже Даша Анютина. Агния вытащила из сумочки билет Москва–Дюссельдорф, усмехнулась и убрала его обратно. «Когда сдам – деньги Рудольфу обязательно переведу», – решила она.

Вернуться на страницу автора

Ключевые слова

(в разделе Авторы)